Восхождение на Фудзияму

О спектакле

В Театре эстрады станцуют японцы из разных стран мира.
Народ Страны восходящего солнца любит классический балет больше всех европейских народов вместе взятых. Нежнее и строже. Вернее и самоотверженней. Там длиннее овации и очереди за автографами. Там не предъявляют претензий былым кумирам (закончив карьеру на родине, европейские танцовщики еще несколько лет продолжают ездить по островам, и никто им слова худого не скажет), но тщательно фильтруют тексты: босоногих экспериментаторов не почитают, и вообще лучший балет — это балет Мариуса Петипа. Если фанатизм родителей доходит до такой степени, что они отдают ребенка в хореографическую школу, – они стараются, чтобы школа была русской. Или, по крайней мере, обучала по русской системе. В результате каждый год на выпуске в Москве, в Питере, в Перми можно видеть японцев, танцующих гопак (почему-то им на выпускных часто дают этот номер), и японок, примеряющих на себя роль принцессы Авроры. Потом они уезжают домой. А некоторые остаются.

Как герой этого вечера — солист Большого театра Морихиро Ивата, танцующий в Москве двадцатый сезон. После окончания МАХУ он пять лет прослужил в «Русском балете» Вячеслава Гордеева, и вот уже пятнадцать — в Большом театре, где ему всегда достаются «вторые» роли — не томных героев-любовников, но отважных помощников, без которых балет невозможен. Ивата был дивным Коньком-горбунком в балете по сказке Ершова — честным проводником на службе у безалаберного героя. Виртуозным Шутом в «Лебедином озере». Лукавым Пэком в «Сне в летнюю ночь».

Ивата приглашает на свой вечер соотечественников, служащих в других театрах — в Киеве и в Берлине, в «Кремлевском балете» и в английском Королевском.Второе отделение составлено из их выступлений. А в первом Ивата покажет себя как хореограф — коллеги из Большого исполнят сочиненный им на барабанную музыку ансамбля KODO балет «Тамаши». В основе сюжета — древняя японская легенда. Самураи, клятва, смертоубийство — все как положено.