Мирлифлор

О спектакле

Костромской фестиваль танца гостит в Москве.

Костромской фестиваль танца гостит в Москве.

Город Кострома прекрасен Волгой, такими ямами на центральной улице, что со всхлипом утонет и «Камаз», и расположенной на прозванной Сковородкой площади пожарной каланчой, что в 1834 году вызвала искреннее восхищение Николая I. Еще — советским памятником Ивану Сусанину, где крестьянин более похож на самого решительного из поляков, то есть Дзержинского, и восстанавливаемым памятником царских времен, где тот же спаситель отечества напоминает чеховского Фирса. А еще в городе с населением 270 тысяч человек есть труппа современного танца «Диалог Данс» — и на спектаклях, что эта труппа выпускает, реалии города Костромы никак не отражаются. Работы такого уровня можно увидеть в Берлине, в Лионе, в Амстердаме — европейское качество движения и европейское же представление о стратегии, о тактике, о мировом контексте. Раз в год (обычно осенью) «Диалог Данс» устраивает фестиваль «Diversia» — и в древний русский город приезжает танцевать народ издалека — ЮАР и Штаты, Восточная Европа и Европа Северная. В названии феста не подразумевается ничего подрывного, оно собрано из двух слов — «диалог» и «версия». В этом году впервые «Diversia» выбирается с гостевой программой в Москву — на площадке «Актового зала» с 17 по 31 июля показывают спектакли фестиваля.

Приезжают почтенные и лукавые американцы — John Jasperse Company со спектаклем «Becky, Jodi And John» (в The New York Times написали, что этот спектакль — очевидное опровержение тезиса, что высокое искусство и развлечения всегда существуют отдельно друг от друга). Ветераны контемпорари из Петербурга — «Игуан танц театр» со спектаклем «Love In Supermarket». (Они устраивали неожиданные для охраны танцы в больших магазинах и фиксировали все это на видео. Из того факта, что в Питере они успели потанцевать, а в Москве их выдворили практически сразу, сделаны глубокие выводы.) Венесуэлец Луис Лара Мальвасиас, занимающийся с двумя друзьями исследованиями смеха, — получается у него это отменно весело (юмор несколько абсурдистский). Начнется же московская «Диверсия» с последней премьеры костромичей — спектакля «Мирлифлор», поставленного Карин Понти.

На недавнем фестивале «Интраданс», где западные хореографыпоказывали свои работы, сотворенные в российских труппах, общей интонацией спектаклей был ужас, который гости испытали в наших провинциальных городах. Работа Понти выбивалась из общего ряда радикально: никакой социалки, ГУЛАГов и тоскливых заснеженных пространств. Бежаровская ученица придумала локальную историю про двух женщин и двух мужчин; со вспышками напряжения, вкрадчивой звериной пластикой и неожиданным птичьим трепетанием нервов. История, которая могла случиться рядом с рейхстагом или с музеем Ван Гога, а не только рядом с исторической каланчой.