Анна Желудь "Продолжение осмотра"

О событии

Металлические скелеты мебели от восходящей звезды российского искусства.

Формулы отсутствия от восходящей звезды.

«Ничего не пишите!» — советовали ничевоки в 1920 году. Идея хороша, проблема только в том, что если совсем ничего — никто и не заметит. Не заметить первые выставки Желудь было сложно — очерчивая пространство контурами металла, она делала металлические скелеты мебели и одежды. Формально фигуративные и довольно массивные, вещи казались бесплотным, графичным воплощением материи, которой нет. Непривычные в наших широтах, особенно в работах молодых художников, формальная и материальная законченность, высокое качество объектов вызвали своеобразную реакцию: добротность и изящество обозвали «икеей».

Продолжение последовало неожиданное. В сложном, обещающем гроссмейстерское продолжение дебюте следующим ходом стали абстрактные вещи: вьющиеся по пустым залам проводки. То, что демонстрировала их Анна Желудь в престижном международном проекте Венецианской биеннале, убедило сомневающихся: появилась новая звезда.

Трудно сказать, кого еще из молодых наших художников можно бесстрашно запустить на все четыре этажа здания в Ермолаевском. Главная в городе площадка для персональных шоу отечественных художников начинала раскручиваться с подведения итогов, серьезных ретроспектив, принимала выставки главных отечественных звезд. И, кажется, впервые предоставляет место для чистого эксперимента. Право на него Желудь подтвердила недавней выставкой в родной галерее «Айдан», соорудив в ней собственную мастерскую в полный, двухэтажный рост, наполненную натуральными работами и растениеподобными железяками. И даже после таких подвигов новая выставка кажется вызовом. Показать очевидное, описать невидимое, выплавить неощутимое, не запутавшись в королевском платье Андерсена, не утонув в метафизике, призваны выстроенный заново путь по залам, кубы, металлические пустые рамки, знакомые уже гнутые в подобие органического и неорганического мира проволоки. Ловушки расставлены.