dEUS

О событии

Главная рок-группа Бельгии dEUS, покровители всех независимых, дают в "Б1" концерт в поддержку нового альбома "Vantage Point".

В декабре в парламенте бельгийской провинции Фландрия лидеру группы dEUS Тому Барману вручили медаль за вклад во все и вся.

Окруженные солидными людьми в галстуках, Барман и гитарист Мауро Павловски сыграли в акустике пару песен. Однако говорим мы, на минуточку, о группе, у которой есть песня с рефреном «Пятница! Пятница!», песня со строчкой «я принял все наркотики, включая те, о которых даже и не знал» и клип с трансвеститом, пристающим к прохожим. Потом вышел человек в костюме и прочел речь о том, что сегодня тридцатилетние бельгийцы всерьез называют себя поколением dEUS. Как корабль назвали, так и поплыл—слово «Бог», написанное на латыни и с зажатой клавишей CapsLock, дало музыкантам статус маленьких идолов.

Поколение dEUS есть, кстати, и в России. Еще до того, как слово «инди» вошло в обиход, сотни людей благодаря этим бельгийцам узнали о нестандартном роке. Клип на песню «Suds & Soda», чудом попавший в телевизор, сначала выносил мозг своим драйвом, потом вызывал мысль: «Еще хочу!» С большим трудом находились альбомы. Сначала «Worst Case Scenario» (1994) с громким фанк-панком и гитарным беспределом, сменяющимся внезапной грустью. Потом «In a Bar, Under the Sea» (1997) с неожиданными джазовыми аранжировками. Пока русские меломаны рыскали по Горбушке в поисках этих дисков, dEUS в 1999-м выпустили «Ideal Crash»: с одной стороны, перенесший их в поп-рок-плоскость, с другой — невероятно красивый и изобретательный. Взяв после этого перерыв в пять лет, они обнаружили по возвращении, что на европейских фестивалях их ставят хедлайнерами — в один ряд с White Stripes и Chemical Brothers.

Cейчас dEUS пытаются совладать со свалившимся на голову признанием и одновременно беззаботно им упиваются. В апреле вышел их пятый альбом «Vantage Point», нарочито невыдающийся, но на совесть крепкий. Он записан людьми, у которых после долгих лет скитаний все наконец-то хорошо. Для каждой песни нащупан один цепкий хук, вокруг него разворачивается сдержанная импровизация—расслабленная и взрослая, техничная и логичная. На бэк-вокал легким движением руки выписаны мини-звезды: в песне «Slow» подпевает вокалистка шведского электро-дуэта The Knife Карин Дрейер, а в «The Vanishing Of Maria Schneider» лидер брит-рок-группы Elbow Гай Гарви.

В итоге dEUS стали примерно тем же, что и, скажем, Depeche Mode для предыдущего поколения. Их имя на слуху, афиши увеличиваются — от настенных расклеек до билбордов, площадка в Москве выросла — с «Б2» (где был концерт два года назад, все желающие не поместились) до «Б1» (в четыре раза больше). Не хватает только неожиданности и возгласов «Ну ни фига себе они тут завернули!» во время прослушивания их новых записей. Но и тут Барман обещает вскоре все исправить. И даже если dEUS так и зависнут в заслуженном уюте, одна концовка песни «Instant Street», где привязчивая тема разгоняется и доводится до эйфорического беспредела, стоит того, чтобы идти на каждый их концерт.

Спецпроект

Загружается, подождите ...