Хочу жить!

О книге

Эти записки советской школьницы уже успели окрестить "дневником русской Анны Франк", с той только разницей, что Луговская вышла живой из ГУЛАГа.

Эти записки советской школьницы уже успели окрестить «дневником русской Анны Франк», с той только разницей, что Луговская вышла живой из ГУЛАГа.

Если говорить о современной мемуарной литературе, то по точности подмеченных деталей и событий ближе всего этот дневник стоит к «Подстрочнику» Лилианны Лунгиной. Нина вела дневник с 1932 года по 1937-й. Она фиксировала в нем все: разговоры с домашними, школьные дела, влюбленность в одноклассника Левку, обыск в собственной квартире (ее отец — примкнувший к большевикам бывший эсер), арест отца ближайшей подруги… Последние события подчеркнуты красным карандашом следователя, когда дневник попал к сотрудникам НКВД и на основе которого ее обвинили в подготовке заговора против Сталина. При этом ее записи, касающиеся частной жизни, так по-женски жеманны и так достоверно описывают психологию пубертатной барышни начала ХХ века, что и сейчас всем, кто еще не достиг 20-летнего рубежа, их следует сделать настольной книгой.