Серая слизь

О книге

Получив премию «Национальный бестселлер» за свою «Головоломку», рижане Гаррос и Евдокимов могут позволить себе многое. В том числе — попытку загнать в рамки жанровой литературы проблемный роман.

Повествование ведется от лица 24-летнего русскоязычного рижанина, снимающего документальные фильмы-разоблачения и увлекающегося всяким экстримом вроде восхождений на Эльбрус. Он только что получил приз на Берлинском кинофестивале и вот влипает в детективную историю с наркотиками, сектантами, таинственными самоубийствами и кодовым словосочетанием «серая слизь».

Довольно быстро становится понятно, что «слизь» имеет отношение скорее к миру идей, чем к миру вещей. Текст романа далеко не безупречен: болтливый, захлебывающийся, с бесконечными отступлениями, историями из жизни друзей и знакомых. Привлекательны две вещи: своеобразный муторный саспенс, искусством нагнетания которого соавторы владеют вполне, и дерзость постановки той самой проблемы, ради которой и написан роман.

«Серая слизь» — продукт полураспада имперского сознания, история деградации постсоветского человека при столкновении с реальностью западного общества потребления. Может, и есть своя логика в том, что в полный голос об этих вещах заговорили именно смешные рижские «головоломщики». Ведь Прибалтика — западный форпост бывшей империи, и если в самой России процесс еще в разгаре, то в Риге уже видны его результаты.

Если нет возможности овладеть ситуацией, то можно попытаться хотя бы ее использовать. К такому выводу приходит и главный герой «Слизи». Похоронив десяток спившихся, сторчавшихся или просто съехавших с катушек друзей, он сидит на крыше рижской высотки и бросает курить, кидая в Даугаву сигареты. По одной. Вместо себя.