Тигриное око

О книге

1 сентября 1923 года в Японии произошло Великое Кантосское землетрясение, унесшее 140 тысяч жизней. Но эта катастрофа имела еще одно важное последствие: с лица Земли были полностью сметены остатки старого Эдо, как Токио назывался до 1868 года. Времена сегунов, с конца XII по середину XIX века правивших Японией от имени императоров, окончательно стали историей. И это послужило толчком к развитию жанра исторической новеллы, воспевающей суровых мастеров меча, отрешенных монахов и утонченных дам героической эпохи.

Строго говоря, героического в эпохе сегунов было не больше, чем в любой другой эпохе военных узурпаторов и клановых междоусобиц. И историческая новелла во время своего появления тоже считалась просто массовым чтивом, в противоположность творениям писателей-реалистов, стремившихся усвоить и отразить достижения современной им западноевропейской словесности. Но, как часто бывает, то, что начиналось как китч и палп-фикшн, стало стилистически совершенным жанром, а потом и переросло его рамки. Представленные в антологии 12 рассказов написаны в период с 1924 по 1996 годы и вполне отражают эту метаморфозу. Первый из них — «Кэнгё-слушай-до-зари» — настоящий нравоучительный анекдот-коан о средневековом монахе-сказителе. Действие последнего рассказа — «Клыки дракона» — происходит на самом излете эпохи сегунов, в 1843 году, и из-под восхищенного рассказа о фехтовальщиках, посвятивших свою жизнь бусидо, проступает чуть ли не отвращение перед страшной ограниченностью, негибкостью такого образа жизни, приведшего страну к самоизоляции и едва не погубившего ее.

Это уже вторая книга проекта «Антология современной японской литературы». Первая — антология фантастики «Гордиев узел» (см. Тime Out 5) — позволяет понять, что японцы думают о своем будущем. Вторая знакомит с их взглядом на прошлое и к тому же частично объясняет, откуда черпал вдохновение автор «Алмазной колесницы» Борис Акунин. Он же — куратор серии японист Григорий Чхартишвили.

Спецпроект

Загружается, подождите ...