Укрощение строптивой

О спектакле

Балет Дмитрия Брянцева на музыку Михаила Броннера по мотивам комедии положений Уильяма Шекспира.

«Все в дом, все в дом» — бормочет Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко и волочит в репертуар, затевает возобновление спектакля «Укрощение строптивой», что вот лет десять как пребывал на свалке балетной истории.

Дмитрий Брянцев, сочинивший пару непритязательных лирических историй в родном театре («Суламифь» и «Призрачный бал») и пару славных танцфильмов для телевидения («Галатея» и «Старое танго» с Екатериной Максимовой), поставил этот балет на музыку Михаила Броннера в 1996 году — и вскоре почувствовал, что он гений, ибо только над гениями (так считают балетные) так безжалостно издевается критика.

А коллеги балет сладострастно разодрали по кусочкам. Там было во что вцепиться: Катарину выдавали замуж, предварительно связав, чтоб не дралась, Петруччо разгуливал по сцене с длинным кнутом и именно с его помощью усмирял непокорную женушку. Весь протест Катарины сводился к завертыванию стопы «утюжком», а когда ее вразумляли, женщина изящно тянула подъем и вставала на пуанты. То есть вообще-то спектакль был не только о том, как хамоватый Петруччо супружницу укрощал, — главный балетмейстер театра высказывался о методах, с помощью которых можно управлять труппой.

Происходило это все под музыку Михаила Броннера — ну, кто любит песни из советских кинокомедий и детские утренники, тем нравится. (Десятью годами раньше этот ученик Тихона Хренникова написал для Музыкального театра балет «Оптимистическая трагедия» — тоже было незабываемое зрелище.) Произошло, потанцевалось немного — и сгинуло. В 2004-м Брянцева убил в лесу под Прагой компаньон по какому-то бизнесу, не имеющему никакого отношения к танцам, театр долго и трудно выбирал худрука, но вот уже четвертый сезон примеривает первоклассную хореографию. Танцует «Чайку» Ноймайера, в прошлом сезоне выпустил лучший балетный спектакль в Москве — «Na floresta» Начо Дуато, в конце этого сезона обещает настоящую сенсацию — обогнав Большой и Мариинку, Музыкальный заполучил право танцевать балеты Иржи Килиана. И вдруг — это самое «Укрощение строптивой»… Что ж, продукт на любителя. Вообще-то в этом спектакле интересно только одно: премьеру-возобновление будут танцевать Наталья Крапивина и Георги Смилевски, в реальной жизни они женаты. Сумеет ли Смилевски выйти из образа после спектакля? И если не поторопится это сделать, как славная на сцене своим огненным темпераментом Крапивина будет объяснять ему, что он не прав?

Спецпроект

Загружается, подождите ...