Любэ + Филипп Киркоров + Григорий Лепс + Сергей Мазаев + Никита Михалков + Надежда Бабкина + Иванушки International + Сергей Лазарев + Фабрика + Город 312 + Александр Олешко + Корни + Вика Дайнеко + Мобильные блондинки

О событии

6 февраля композитору и продюсеру Игорю Матвиенко исполняется пятьдесят лет, а на этой неделе состоится праздничный концерт в его честь.

6 февраля композитору и продюсеру Игорю Матвиенко исполняется пятьдесят лет, а на этой неделе состоится праздничный концерт в его честь.

Поздравить его собирается множество артистов, среди которых и его подопечные: «Любэ», Филипп Киркоров, Надежда Бабкина, «Иванушки International», Сергей Лазарев, «Фабрика», «Город 312», «Корни», Вика Дайнеко, «Мобильные блондинки»…

Вслушайтесь в эти имена. Цвет российской попсы как есть. Матвиенко, собственно, и является одним из тех, кто в свое время создавал этого монструозного голема, чье утробное ворчание до сих пор оккупирует радиоэфир, а также телевизор на Новый год и День милиции.

Продюсер группы «Фабрика», член буквоедского «Российского авторского общества», противник запрета фонограмм и сторонник квот на иностранную музыку… А вспомните, когда его проекты появлялись. Самый показательный пример: 1987 год, Матвиенко, дипломированный дирижер, основывает группу «Любэ». На фоне советского европопа, мутировавшего из-за заражения «Ласковыми маями»; на фоне надоевшей традиционной попсы; на фоне так называемого «русского рока», малопонятного и маргинального, «Любэ» стала группой не просто интересной — уникальной по массовости, посылу и форме. Беспроигрышный вариант — крепко сбитый мужичок хриплым голосом под танцевальный ритм и почти народные мелодии поет песни про пролетарские маскулинные ценности. Без надрыва, а веришь. Тексты били в самые слабые места широкой русской души: война, труд, дружба, любовь, хулиганская молодость, улочки московские, поле с конем — все про нас, про родное. Практически брит-поп. Конечно, не в плане музыки, но принцип тот же, что и у знаменитых пролетбратьев Галлахер. Массовость проектов, кстати, была сопоставима. Да даже постоянство политических взглядов их сближает: обласканные Блэром лидеры Oasis обвиняли премьера в измене новому лейборизму, а «Любэ» были в оппозиционном консерватизме еще в 1992 году, выпустив альбом «Кто сказал, что мы плохо жили?», задолго до того, как их поклонник Владимир Путин сделал эту идеологию правящей.

В 1994 году из радиоприемников звучали Вадим Казаченко и Алена Апина, а Игорь создает «Иванушек International», которые стали первой танцевальной поп-группой России, за которую не очень стыдно. И снова он играет на патриотических чувствах публики, используя при этом западную технологию создания музыки. Дальше — 2002 год, «Фабрика звезд». Организуются группы «Фабрика» и «Корни» — очередная «циничная» попытка создания качественного мейнстрима, вроде бы неудавшаяся, но, опять-таки, на фоне остальной телемузыки еще ничего, и популярность тому свидетельство.

И что же, ему не должно икаться от убийства российской поп-музыки? Нет. Точность, прагматизм и искренность методов — вот чем славен Матвиенко, а болеть за судьбу искусства продюсер не обязан. Ведь, в отличие от продвинутого меломана, Матвиенко понимает, что в России Radiohead не появится никогда, и не потому, что Тома Йорка нет, а есть только Укупник. Просто даже найдись такой Йорк, кто бы стал его слушать, после того как Укупник двадцать лет считался нормой? В конце концов, главная проблема российской музыки — ее слушатель, а не жадный дядя продюсер. Он-де сформировал ландшафт… Выбор, идти по нему или нет, — дело личное, в наши дни уж точно.