Jose Gonzalez feat Moto Boy

О событии

Аргентинский швед, чья гитара заставляет даже самые злые сердца умягчаться.

«Если всю грусть в мире разлить по бутылочкам, каждая из них будет как песня Ника Дрейка», — так писал Ник Хорнби в романе «Долгое падение»

.

Но Дрейк умер в 1974-м, а наш современник Хосе Гонсалес вполне достоин такого же описания. Аргентинский швед, чья гитара заставляет даже самые злые сердца умягчаться, похож на хрупкую бабочку, которая садится на нос гипотетическому мрачному кексу во время ноябрьского ливня, и он, кекс, боится ее спугнуть. Чудотворец, одним словом.