Одиночество-12

О книге

Жил-был в Москве Иосиф Мезенин, владелец небольшого пиар-агентства. Звезд с неба не хватал, двери в кремлевские кабинеты ногой не открывал, но на жизнь, ежемесячные походы в казино и еженедельную бутылку Teacher’s хватало. Однажды убили его друга детства — гениального фармаколога по прозвищу Химик. Причем прикончили как-то жутко — несчастный был обнаружен в собственной квартире со свечой в руках и без головы. Кто это сделал? Наркоманы, чеченцы, сатанисты? Пока милиция чешет в затылке, Иосиф и двое его друзей — топ-программист Антон и бывший новый русский, а ныне просто обеспеченный рантье Матвей — начинают собственное расследование.

Очень скоро в нем появляются древнеегипетская царица Хатшепсут и 3500-летняя тайная секта, чуть позже подтягиваются израильские спецслужбы, владивостокский вор в законе и буддийский монах. Герой в мгновение ока переносится из Израиля, где он беседует с коптским патриархом, в Ватикан, чтобы получить аудиенцию у Йозефа Ратцингера (еще не избранного папой). Оказывается в Бутырке (где его навыки пиарщика приходятся очень кстати), потом в северном монастыре, откуда возвращается на военном транспортнике, услышав по радио песню Help!, заказанную его любимой. Наконец ближе к концу книги фокус повествования с судеб персонажей и их любовных неурядиц плавно смещается в сторону проблем планетарного масштаба — выясняется, что только наши герои способны спасти человечество от чудовищного Армагеддона.

Нет смысла скрывать — перед нами очередная версия «Кода да Винчи», но блестяще адаптированная к российской действительности (не чета чудовищному русскому переводу книги Брауна), а местами даже превосходящая оригинал (например, бесподобна вставная пьеса — пародийный приквел к «Имени розы» Умберто Эко). Полем битвы добра и зла оказывается Москва, а в главном герое Арсен Ревазов с большим знанием дела нарисовал типичный портрет сильно повзрослевшего со времен бурных 90-х представителя московского среднего класса. Иосиф по юношеской привычке аранжирует все свои эмоции песнями «Битлз» и «Аукцыона», изъясняется шутками с сайта Anekdotov.net (гиперссылки приводятся) и к месту цитирует Бродского. Но при этом у Мезенина уже сильно поубавилось оптимизма и чувства безграничности открывающихся возможностей, владевшего им в прошлом десятилетии, — зато теперь для него стал совершенно органичен западный стандарт жизни. И в городе Вятке он чувствует себя менее уютно, чем в блужданиях по загробному миру.

Спецпроект

Загружается, подождите ...