Борис Михайлов "Место, время..."

О событии

Развал страны, обнищание народных масс и совершенно апокалиптические настроения на всей территории СССР никто не смог зафиксировать так точно и так страшно, как Борис Михайлов.

Развал страны, обнищание народных масс и совершенно апокалиптические настроения на всей территории СССР никто не смог зафиксировать так точно и так страшно, как Борис Михайлов.

В сопровождающем выставку тексте самый известный фотограф страны пишет о кражах, одичании, остановившихся заводах, умирающих стариках. Но нарочито плохие, поцарапанные снимки — не обличающий документ, а триллер с полными тревоги пустынными улицами, тенями людей. Синие судороги эпохи. На чудовищную реальность накладываются детские воспоминания о войне и подлинный человеческий страх — за себя, близких и дальних. Талант сопереживания — одно из важнейших дарований Михайлова — проявился в этой серии не меньше, чем в самой знаменитой его работе: униженных и оскорбленных, покрытых язвами бомжей. Ставший знаменитым образом неотлакированного, тоскливого СССР, после перестройки популярный, награжденный престижными иностранными премиями, везде желанный, Михайлов снимал родной Харьков так, будто это и его последнее пристанище на земле, место, откуда нет спасения.