Москва
Москва
Петербург

Венерин волос

u u u u u Мнение редакции
Автор:

Этим летом Венерин волос Михаила Шишкина стал победителем самой парадоксальной литературной награды нашей страны - Национального бестселлера. Странное звание: книги, которые разлетаются как пирожки, обычно никакой премии не заслуживают. А те, что дышат, по выражению Мандельштама, ворованным воздухом литературы, бестселлерами становятся редко.

Между тем произведение Шишкина - совсем не филологический роман для узкого круга, не унылое чтение высокой литературы, похожей на свернувшееся молоко. Оно могло бы - при всей их несхожести - стать не менее известным, чем опусы Павича. Объемистый текст с большим внутренним напряжением и перепадом темпов начинается с протокола. Допрашивают людей, которые решили остаться в Швейцарии: вопрос-ответ. Зачем приехали? За хлебом. Умереть спокойно. Преследовался властями, КГБ установило слежку. От царя-Ирода бежим. Но вот голос, будто свыше, снова требует: опишите кратко причины, по которым вы просите о предоставлении убежища. И некто бесстрастно отвечает: Был в Мунтянской православной земле воевода по имени Дракула. Однажды турецкий паша

В романе Шишкина рассказаны сотни историй - он похож на нестройное бормотание хора, который вместо единой песни начинает на разные голоса рассказывать о своей жизни. Все эти истории потом смыкаются и сочетаются, будто дирижер зорко следит за каждым хористом. Монологи русского переводчика, работающего в швейцарской иммиграционной службе, перемежаются вымышленными дневниками реально жившей - и прожившей в буквальном смысле целый век - певицы Изабеллы Юрьевой. Героиня пишет изо дня в день - вот четырнадцатый год, сентябрь, понедельник: Сегодня мне приснился кошмарный сон! Стыдно писать. Я летала по коридору нашей гимназии - почему-то голая. И сюда же вплетается история про великого персидского царя Кира, рассказанная Ксенофонтом в его Анабасисе.

Русский толмач беспрестанно перемещается по миру - Цюрих, Париж, Рим, - за ним стелется шлейф языков. Но в каждом городе он видит между камней знакомую травку - папоротник Венерин волос, или адиантум - и взгляд на него всякий раз возвращает его из евромешанины языков к русскому строю мыслей, которые если и можно записать, то только кириллицей. Недаром герой одержим поисками могилы одного из создателей азбуки, святого Кирилла; именно эта идея и руководит его странствиями.

Сам Шишкин говорит о своем произведении так: Это книга о самых простых вещах, без которых жизнь невозможна. Венерин волос - это травка-муравка, которая в мимолетном городе Риме - сорняк, а в России - комнатное растение, которое без человеческого тепла не выживает. Я писал этот роман в Швейцарии, во Франции, в Риме. Он очень русский, но одновременно выходит за границы русского мира, не помещается в них. Россия - только малый кусочек большого Божьего мира.

Похоже, Шишкин - из числа тех сочинителей, что, подобно Гоголю, могут писать о России, только находясь за ее пределами. Как те любовники, что из-за слишком страстной любви не могут жить вместе.

23 сентября 2005,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация