Смерть Тарелкина
Time Out

О спектакле

Ирреальная комедия про гибельность приспособленчества поставлена изобретательным Оскарасом Коршуновасом в полосатых декорациях. Неудачная, но похвальная попытка привить русским артистам вкус к жесткой европейской режиссуре.

Московский дебют литовца Оскараса Коршуноваса вышел день в день с другим «Тарелкиным» — в Театре Ермоловой. Похожи они, как и следовало ожидать, мало чем. В спектакле Коршуноваса, много ставящего современную драматургию, собраны редкостные мерзавцы. Сатирический сюжет про чиновника Кандида Тарелкина (Владимир Скворцов), вздумавшего обхитрить могущественного мздоимца Варравина (Александр Калягин), в хайтековском спектакле принимает устрашающий размах.

Любитель гротеска и мастер трюков, Коршуновас представляет кобылинского «Тарелкина» как хронику уничтожения человека, поставленную в духе кабаре. Он верен и Сухово-Кобылину, люто ненавидевшему российскую бюрократию, и себе, унаследовавшему от учителя (литовского педагога и режиссера Йонаса Вайткуса) жесткое отношение к современникам. Получается, что и Тарелкин, и Варравин (в роли которого Калягин исполняет короткий танец с тросточкой), и солдафон Расплюев (Петр Смидович), и даже писарь Ваничка (длинный-предлинный Алексей Черных в гитлер-югендовских шортах и с красным ухом) — сплошь уроды. Коршуновас вычерчивает своих героев агрессивно и точно — в том числе и благодаря актерам, хорошо играющим эту изощренную буффонаду.

Тени, глотающие человеческие скелеты, кишки и водку вместе с бутылками; рэп-монолог Тарелкина Скворцова на покатом полосатом полу; кинопроекция, лицом к которой сидит следователь по делу Тарелкина (Виктор Вержбицкий) и вяжет что-то из розовой шерсти. Вот скромный перечень аттракционов спектакля, который, несмотря на формалистическое изобилие, на редкость ясен, четок и грамотен.

У Мейерхольда, реформировавшего русский театр в прошлом веке, появился умный и азартный последователь. Появился несколько лет назад, но московский зритель увидел его впервые.

Спецпроект

Загружается, подождите ...