Москва
Москва
Петербург

Morrissey

В Москву впервые приезжает легендарный британский певец Стивен Патрик Моррисси. Pulp и Blur, Radiohead и Suede - все, чем гордится музыкальная индустрия Соединенного Королевства, вышло из наследия The Smiths и сольной карьеры манчестерца.

Спрашивать меня о том, иду ли я на концерт Моррисси, друзья-англоманы стали где-то еще в октябре.

Я отвечал: «Да, разумеется», но про себя отмечал, что раньше такого фанатизма я в них по отношению к экс-лидеру The Smiths не усматривал. Да и вряд ли большинство из них смогли бы перечислить дискографию Моза.

Разгадка не сложна. Просто-напросто вся музыка где-то с 1985 года записи в айподах москвичей с «ирландской кровью и английским сердцем» и есть Моррисси в той или иной инкарнации. Pulp и Blur, Radiohead и Suede, Libertines и Stone Roses — все, чем по праву гордится музыкальная индустрия Соединенного Королевства, вышло из наследия The Smiths и сольной карьеры манчестерца.

Записав с The Smiths четыре альбома, он вошел в историю, перекроив музыкальный ландшафт современной ему рок-музыки. В эпоху, когда лучшие артисты вешались от отчаяния или упарывались героином в сквотах, когда Маргарет Тэтчер сумела построить фашистско-консьюмеристское общество, а Фил Коллинз считался хорошим музыкантом, Моррисси создал новую альтернативную романтику, и даже в то непростое время он доказывал, что с британскими рокерами не поконкурируешь. Причем он всегда поражал даже не столько новаторством, сколько своим умением строить новую, бесконечно привлекательную мелодию из привычных кирпичей наработанных традиций. А в итоге получалось то, что до него просто никто не делал.

Живая «Шинель» бритпопа, впрочем, никогда не бронзовела. Пафосный и ироничный, до неприличия притягательный и на удивление острый на язык, Моррисси раз и навсегда выбрал наиболее правильный подход к своему творчеству. Он просто-напросто делал так, как ему хотелось, чтобы звучала его музыка. А запредельный нарциссизм требовал, чтобы уровень самовосприятия был самым высоким. Вот и последний его альбом, «Years of Refusal» вышел почти идеальным — злым, эгоистичным, но тем не менее манящим, как любовные истории старого зэка.

Как-то в интервью он признался: «Я не делаю представлений. Это тюлени выступают». Его харизма, то пугающе маскулинная, то эротичная, дала ему славу Оскара Уайльда от рока, ну да Москва сама убедится в его возможностях, и почему-то мне кажется, что от такого потрясения оправится не скоро. Живые выступления Моза всегда размазывали сознание слушателей восторгом.

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация