Шахматная коллекция

О событии

В галерее Татинцяна показывают серию авторских наборов, изготовленных современными художниками.

В проекте "Шахматная коллекция", организованном пять лет назад, участвуют художники прославившиеся. Прежде всего — своим радикализмом. Например, здесь можно увидеть крошечные фарфоровые изображения доблестного пожарного, Супермена, Махатмы Ганди и других героев от Маурицио Кателлана, автора знаменитой восковой скульптуры Папы, сраженного метеоритом. Или мелких уродцев, изготовленных братьями Чэпменами, в свое время понаделавшими бессчетное множество изображений больших мутантов. Или таблетки и флакончики работы Дэмиана Хирста, однажды шокировавшего мир инсталляцией в виде большой заспиртованной акулы. Все это — не жалкая вынужденная замена, а изящная игра в предлагаемых обстоятельствах: если невозможна большая выставка арт-звезд, так сделаем ее в миниатюре. Тем более что начатый в 2001 году проект развивался постепенно и еще ни разу не показывался целиком.

У жанра художественных шахмат неплохие традиции — еще до Второй мировой войны в немецком Баухаузе Джозеф Хартвиг заставил древнюю игру зазвучать, Родченко в СССР перекрасил белые клетки доски в полюбившийся трудящимся красный, а Марсель Дюшан во Франции придумывал вариант для игры "в уме". В 40-х на ту же тему упражнялись сюрреалисты и конструктивисты в нью-йоркской галерее Леви. Нынешние роскошные комплекты заказывали художникам не только дорогим, но и способным — таким как Поль Маккарти, поставивший на "е-2" целлулоидного утенка (а рядом — банку кетчупа), или бразилец Тунга, отливший в бронзе собственные зубы (как раз по числу фигур — 32).

Практический смысл всего этого сомнителен, ценность — очевидна: наборы сделаны в нескольких экземплярах — семь обычных и три-четыре авторских. К ним прилагаются роскошные доски из стекла с зеркальной поверхностью, из черного и розового дерева, а также подушки в японском стиле, медицинские стульчики, футляры в виде тыквы или кухонных ящиков. Вряд ли найдется покупатель, который захочет использовать драгоценные игрушки по назначению и, к тому же, не запутается во всех этих высокохудожественных фантазиях. Маурицио Кателлан провоцирует у отважного (и заведомо не бедного) игрока манию величия — играть придется в борьбу добра со злом: плохих возглавляет Адольф Гитлер, хороших — Мартин Лютер Кинг. Отличать персонажей можно по черной и белой одежке, а вот в лица лучше не заглядывать, чтобы не запутаться: Сталин играет вместе с фюрером, а Ленин — в противоположном стане. Джек и Дино Чэпмены предлагают вариант попроще: столкновение уличных банд — сражаются черные и белые подростки, у всех фигурок натуральные волосы и выразительные жесты. Вариант Дэмиана Хирста называется "Мысленный побег": соперничают медицинские склянки.

Результат партии ясен: с утра съел пешку-таблетку, запил королем-очистителем — вот тебе и шах, и мат. Клиента можно спиртовать, как акулу, и вместе они будут существовать вечно. Как игра в шахматы.