Звери

О событии

В преддверии большого концерта в Arena Moscow, бессменный вокалист и лидер группы «Звери» Рома Билык рассказал о любви к инди-музыке и культурном развитии.
Группе «Звери» 10 лет. Что изменилось? 

Время. 

Говорят, музыка стала продаваться по-другому. 

Это нужно спрашивать у тех, кто продает музыку. Я музыку придумываю, я творец. 

Способы сочинения музыки не поменялись? 

Нет — блокнот, ручка. Блокнот подразумевает альбом. Пять альбомов — пять блокнотов. Из- менений в музыке нет — она вся давно написана и сейчас только повторяется. 

Много ли за это время вы заметили новых музыкальных героев? 

В нашей стране, к сожалению, не появляются коллективы, способные выразить свое мнение. А ведь себя нужно выражать не через музыку, а через мир. Но все пытаются самовыразиться при помощи звуков модных либо трусы показать. Нет людей, которые могли бы быть интересны современности. 

Может быть, среда мешает? 

Страна наоборот живет — чем больше трудностей, тем больше выражаются люди. Чем больше свободы и пох…зма, тем меньше творческих людей, которые должны влиять на сознание масс. 

Вы ведь обычно сторонитесь социально-политической полемики? 

Меня спрашивают — я не отвечаю. Спросите Шевчука, спросите Путина. Меня спрашивают о по- литике, о Медведеве, о Суркове, об отношении к року, меня уже за- долбали эти вопросы. Мое мнение настолько важно, что меня все послушают и скажут «да»? В чем суть вопроса? Я не могу сказать, хорошо или нет, что старые рокеры дружат с Кремлем, потому что не понимаю, хорошо это или плохо. Мне абсолютно до фонаря. 

Что ждет тех, кто придет на ваш концерт в «Арене»? 

Их ждет новый альбом. Они его услышат вживую из наших уст и из наших гитар, клавиш, барабанов. На концертах все это еще мощнее будет звучать, хотя я не знаю, куда уж мощнее, — скоро будем как «Алиса» или Rammstein, седьмые струны себе поставим. После концерта мы расстанемся с московской публикой до декабря, когда в «Олимпийском» группа «Звери» будет отмечать десятилетие. 

Вы производите впечатление отстраненного, расслабленного человека, которому не слишком много дела до остальных. 

Оно не ошибочное. Я понимаю, что мир устроен так, как он устроен. И нужно либо быть Дон Кихотом, либо честно сказать: «Чего рыпаться?» Если я понимаю, что могу сделать что-то полезное и новое, я делаю. Когда не могу — делаю то, что причинит меньше зла людям. Да, я спокойный, я разбираюсь во многих вещах, которые нужны мне для жизни, для работы. У меня есть неплохие учителя. 

А единомышленники? 

Нет. 

Похоже, мир поп-музыки вам неинтересен, а в мире русского рока вас самого не приемлют. 

Наоборот, меня гораздо меньше занимает мир рок-музыки. Современной ее нет, а старая исчерпала весь лимит прочности и доверия. Мне ближе электронная сцена, инди-музыка. А наша рок-музыка неинтересна и примитивна. 

Журналисты любят писать об инди-сцене, но их герои дежурно сменяют друг друга, не оставляя глубокого следа. 

Понятно, что им не стать популярными, так как слишком самобытные и узкие. Не могут в нашей стране инди-группы быть в Кремлевском дворце, а шансон — в андерграунде. И понятно, что журналисты все равно будут писать о них. Потому что они немного образованнее, чем основная масса, и хотят навязать свой вкус. Но это ошибка, так нельзя действовать. Вы что, хотите переучить всех? Да это они вас переучат, сожрут и перемелют. В муку. 

Как тогда быть? 

На «Нашем Радио» мне рассказывают, что песня «Повесил свой сюртук на спинку стула» делает им кассу, но они ее не любят и хотят переделать публику. Они противоречат себе! Ты выбирай путь — либо ты революционер, идешь против течения. Но эту реку ты не развернешь. Либо ты сам в течении, но выбираешь самое лучшее и пытаешься часть этой массы направить в более созидательное русло. Отводишь часть ручейка в правильную сторону. В хорошую для культурного развития страны.