Журавли и карлики
Time Out

О книге

Юзефович любит рассказывать истории, действие которых обычно разворачивается в разных временных пластах. Вот и в "Журавлях и карликах" таких пластов несколько.
Когда-то один купец, побывавший в Африке, рассказал миф о вечной войне журавлей и карликов, которые «через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть». Этот миф и стал основой нового романа писателя и историка Леонида Юзефовича. Юзефович любит рассказывать истории, действие которых обычно разворачивается в разных временных пластах. Вот и в «Журавлях и карликах» таких пластов несколько. Есть первая половина 2000-х, когда историк Шубин приезжает в Монголию, чтобы показать жене страну своей мечты. Есть середина XVII века, когда беглый подьячий Тимошка Анкудинов выдавал себя за князя Шуйского. Есть первая половина 1990-х, когда Шубин пытался от бескормицы тиснуть в глянцевый журнал очерк о самозванцах. Как раз тогда он познакомился с бывшим геологом Жоховым. Жохов в смутные 1990-е стал мелким предпринимателем и приторговывал всем, что под руку попадалось, — от сахара до ванадиевого сплава. Судя по описанию, Жохов как две капли воды похож на средневекового смутьяна Анкудинова. Смута и самозванцы и есть главная тема романа. И всех запараллеленных персонажей — и авантюриста времен Османской империи XVII века, и цесаревича Алексея, неизвестно откуда взявшегося в Забайкалье в гражданскую войну, и героев нашего времени, и архетипический сюжет о войне журавлей и карликов — объединяет именно это.