Дамский портной
Time Out
Режиссер/Постановщик
Александр Огарев

О спектакле

В адюльтерной комедии главная проблема не теща, а режиссер.

В театре Пушкина появилась совершенно загадочная премьера.

Зачем солидному театру понадобилась в репертуаре дурацкая бульварная комедия Жоржа Фейдо с нелепой, плохо закрученной адюльтерной интригой — загадка. Прежде худрук пушкинского Роман Козак не гнушался коммерческими проектами по переводным не заигранным комедиям для пополнения кассы, но как-то старался лица не терять. Всегда была бонусная причина. Евгений Писарев в ставшем хитом спектакле «Одолжите тенора» изящно поиграл в стилизацию американских довоенных музыкальных фильмов. Сам Козак затеял «Девичник club» ради редкой возможности свести на сцене трех звезд в неожиданных амплуа: Веру Алентову, Ларису Голубкину и Марию Аронову. «Человек, зверь и добродетель» затевалась ради неизвестной пьесы Пиранделло и Валерия Гаркалина. «Дамский портной», однако, — пьеса для дешевой антрепризы про то, как изменяющие друг другу мужья и жены толпились в одной и той же квартирке, но ни один из них так и не застукал своего супруга на месте преступления.

Зачем приглашать ставить фарс режиссера Александра Огарева, провалившего не одну премьеру не в одном театре — еще одна загадка. Ладно бы он на комедиях специализировался, а то ведь нет. Чувство юмора — совсем не его чувство. И тут его единственной шуткой оказалось то, что приличные пушкинские актеры принуждены были прокричать все реплики с неестественно-кукольной интонацией, повторяя нехитрый набор гэгов провинциальной чесовой арт-бригады. Один Денис Ясик от переизбытка темперамента местами нарушал режиссерский рисунок и оживлял скучающую публику. Другим оставалось менять позы, костюмы да иногда подпевать известным французским песенкам. Меньше всех повезло Марии Голубкиной: ей достался один уродующий фигуру костюм и одна нота, на которой ее героиня постоянно звала маму.

Но самая большая загадка в том, что большинство публики досидело до конца этого скучного зрелища и даже аплодировало.