Окна памяти

О книге

Мэтр неофициального искусства описывает свой путь в узкий круг "невыставляемых художников и непечатаемых авторов", их запутанную иерархию и внутрицеховые проблемы.
Олег Васильев очень серьезен и глубоко сосредоточен — на себе, своем творчестве, выставках, семье. Мэтр неофициального искусства описывает свой путь в узкий круг «невыставляемых художников и непечатаемых авторов», их запутанную иерархию и внутрицеховые проблемы. Васильев мучительно обозначает свое место в арт-процессе — рассказывает о том, как писались картины, где выставлялись, кем покупались. Упорная тяжелая работа, отработка многочисленных вариантов, сложные отношения с пространством и столь же непростые — с коллегами. Книга оказывается большим автопортретом с комментариями, в ней нет информации с чужих слов, нет анекдотов из жизни — автор пишет только о том, что видел и пережил сам. Немногочисленные персонажи, упомянутые в книге, самостоятельного значения не имеют и появляются лишь в связи с их ролью в жизни и работе самого художника. Странно, но Васильев ощущает себя чужеродным явлением не только по отношению к официальному искусству — он не вполне вписывает свое творчество и в систему андерграунда, хотя многократно признается в дружеских чувствах к главным его персонажам — Илье Кабакову и Эрику Булатову. Заметки и воспоминания самого мастера во второй главе продолжаются статьями о его творчестве, в том числе и теми, что совсем недавно публиковались в большом каталоге. Весьма познавательная книга для тех, кто еще сохранил романтические представления о подпольной жизни и неофициальном искусстве.