Марк Алмонд

О событии

Певец Марк Алмонд, забросивший синти-поп ради русского романса, выступит в Театре Эстрады.

Лондонца Марка Алмонда в Москве так давно считают за своего, что даже не заметили полуторагодовалого перерыва между последним концертом и теперешним приездом.

Несколько лет назад экс-лидер Soft Cell попал в автоаварию, и творческий процесс подзаглох — последней на данный момент записью является «Stardom Road», сборник перепевок в диапазоне от Азнавура до Боуи. «Эта пластинка стала для меня программой реабилитации после того, как я улетел с мотоцикла, — объясняет Алмонд. — Голова-то не особенно работала, как вы понимаете. А если серьезно — то это история моей жизни в любимых песнях, такой… мюзикл. Точно так же, как “Heart on Snow” был историей последних ста лет русской музыки глазами одного англичанина».

На вышедшем в 2003 году «Heart on Snow» Алмонд с очаровательным акцентом заливисто пел русские романсы вместе с главными героями нынешней русской песни — Зыкиной, Баяновой, Гребенщиковым, Лагутенко. «“Heart on Snow” с чисто практической точки зрения был авантюрой — я даже не рассчитывал, что эти песни когда-либо прозвучат у нас по радио. И поэтому был страшно рад, когда мой оммаж русскому романсу вдруг пришелся англичанам по нраву; не могу вам передать, что чувствует парень из Лидса, когда слышит по радио голос Людмилы Зыкиной в своей песне…»

Год назад авторитетный британский журнал опубликовал признание Алмонда в том, что тот думает перестать писать песни. «Ну да, периодически на меня находят такие мысли, только с самооценкой это никак не связано. После травмы поначалу было просто трудно писать, но сейчас проблемы другие — после “Stardom Road” мои кавер-версии стали для звукозаписывающих компаний своего рода фетишем. Мне говорят: мы с удовольствием выпустим твой альбом, если там будут кавер-версии. Когда я слышу что-нибудь подобное, своих вещей мне писать уже не хочется. Но сейчас как раз работаю над альбомом своих песен — правда, когда он выйдет, сказать по понятным причинам не могу».

Тем не менее, кое-где уже сообщается название альбома — «Dining With Panthers». «Нет-нет, — смеется Алмонд, — это кто-то напутал, а все повторяют. Мой альбом будет называться “Townboy”, а “Dining With Panthers” — это наш проект с гитаристом Майклом Кэшмором, где мы неспешно осваиваем декадентскую поэзию, в том числе и русскую. Может быть, в следующем году наконец сядем в студию. Будущее прекрасно тем, что неясно».

Впрочем, ясно одно — с первым проектом Алмонда Soft Cell окончательно покончено. В 2002 году группа была собрана заново ради записи альбома «Cruelty Without Beauty», и с тех пор не подавала о себе ни плохих, ни хороших вестей. «“Cruelty Without Beauty” — это был какой-то несчастный случай, который лишний раз убедил меня в том, что проект себя исчерпал. Хватит уже, в самом деле, — мне не двадцать пять, мне почти в два раза больше. Мое сердце принадлежит песне, романсу — электронная музыка пусть пока подождет. Я лучше поработаю с вашим оркестром — над русскими песнями о ссылке и ГУЛАГе, о Магадане и Колыме. Не знаю, когда мы их запишем, но мне не терпится вам сказать, что мы уже начали этот путь».

Что ж, значит, все нормализуется — при всех жалобах на здоровье и память, Алмонд делает три проекта одновременно, и в Москве мы, очевидно, будем видеть его чаще, чем нынешние раз в полтора года. В прошлый свой приезд он пел в закрывшемся с тех пор «Апельсине», теперь же разделит с Сергеем Пенкиным более респектабельный зал. «Театр — это моя стихия, а особенно Театр эстрады, ведь я, кажется, дал свой первый концерт в России именно на этой сцене», — с трепетом произносит Алмонд. Секунду молчит, а потом добавляет: «Москва такая огромная, здесь легко почувствовать себя одиноким, если у тебя нет друзей. Но, с другой стороны, только тут протягиваешь руку — и через минуту едешь куда хочешь».

Спецпроект

Загружается, подождите ...