Москва
Москва
Петербург
Смотреть фотогалерею

Екатерина Рождественская "Частная коллекция"

Екатерина Рождественская превращает своих персонажей в королей, греческих богов и благородных дам.

Смотреть фотогалерею

Делается примерно так: известного персонажа (актера, певца, политика, коммерсанта) подгоняют под бесхозно валяющийся на территории искусств образ и вставляют в грубо инсценированную, зато отлично узнаваемую картинку.

Немного похоже на работу пляжного фотографа с дурацкой декорацией, в которой вырезаны дырки, — только здесь обрабатывают и лицо, и тело — и получается совсем не весело. У Екатерины Рождественской серьезное поточное производство, а не карнавал и свободное искусство. Времени париться, тщательно выделывать картинку, тем более думать о высоком, нет. В новорусской новомосковской жизни важны не гармонии и рифмы, а типажи и удавшееся в результате всех усилий сходство — не важно, кого с кем, лишь бы было. В результате получается дурной анекдот — вроде Димы Билана в созданном Гольбейном образе Генриха IV.

Екатерина Рождественская в особо грубой форме соединила российскую попсу со страшно далекой от нее мировой художественной культурой. Что делать — после многолетних прополок никак не достигает образ отечественного героя истинной красоты и прелести, как ни стараются отечественные стилисты-парикмахеры-модельеры, все равно получается пошлость какая-то, с трудом отличимая от другой пошлости. Даже стараниями импортных специалистов дальше Евровидения не продвинешься. А душа жаждет прекрасного и даже вечного. Екатерина Рождественская — не то что художником, фотографом себя не считает, она так — евроремонт делает. Скромная дама, взявшаяся за фотоаппарат по вполне извинительной причине — чадолюбию, обрабатывает нашу богему в полном и точном соответствии со вкусами и нравами эпохи. Она ведь не просто превращает своих персонажей в средневековых королей, благородных дам, греческих богинь, на худой конец — элитных проституток XIX века, а дает им ощущение других возможностей, иной, нездешней жизни, мгновенного преображения. Но и у прекрасного музейного прошлого есть недостатки. Оригиналы, конечно, хороши, но выглядят хоть и чистенько, но как-то бедненько. Наше время — беспредельных возможностей, новых технологий и нестареющего фотошопа — помогает справиться с тусклыми красками великих мастеров. Приходится вдувать в них новую жизнь, истинную роскошь — примерно теми же средствами, как достраивали недавно, не жалея старых развалин, Царицыно, как соорудили наново гостиницу «Москва».

Профессиональный переводчик Екатерина Рождественская ничего не изобретала, простодушно спасла чуждое добро для доброго дела — народного журнала «Караван историй». Сделав перевод с высокого международного художественного языка на местный разливной и словно забыв о существовании художников (Пьера и Жиля, Ясумаса Моримуры, Синди Шерман, Адель и Евы, Орлан, Мамышева-Монро), работающих с этим материалом профессионально, тщательно вымеряющих дистанцию, вступающих в сложные диалоги. К высокому искусству ее тянут изо всех сил — то «Московский музей современного искусства», то «Московский дом фотографии». Увеличенные, оправленные в рамы обложки народу нравятся. Вот и теперь в «Манеж» выстроится очередь — только неясно, чем после этого художественные музеи будут отличаться от кунсткамер и выставок восковых фигур. Там тоже много забавных, узнаваемых персонажей.

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация