Москва
Москва
Петербург

"Фальстаф" Верди

Кирилл Серебренников, дебютирующий в качестве оперного режиссера, на репетиции не пускал. Судя по эскизам его постоянных сотрудников история любвеобильного толстяка Фальстафа и виндзорских насмешниц будет разыграна в кислотных обстановках ХХ века.
Кирилл Серебренников, дебютирующий в качестве оперного режиссера, на репетиции не пускал. Судя по эскизам его постоянных сотрудников, сценографа Николая Симонова и художника по костюмам Ольги Резниченко, история любвеобильного толстяка Фальстафа и виндзорских насмешниц будет разыграна в кислотных обстановках ХХ века. Предлагая новые обстоятельства, режиссер добивался от певцов изменения мотивировок и, невзирая на виртуозные вокальные партии, головоломные ансамбли и спрессованный темп спектакля, все должны быть в своей тарелке. (В случае с Фальстафом - в своей корзине). А иначе зачем в театр было звать мощного драматического режиссера? "Фальстаф" запредельно труден для постановки, его не взять авралом и крупным помолом. Для любого театра это тест на творческую зрелость. Вместо того чтобы обеспечить примадоннам эффектные арии, а театральным интендантам привычные сверхприбыли, Верди в своей последней опере перевернул жанр с ног на голову. Если герои "Аиды" или, к примеру, "Дон Карлоса" уж если заведут арию или хор, то все пять минут стоят и поют, "больше ничего не делают", а персонажи и публика могут драматургически расслабиться, то в "Фальстафе" Верди собирает музыку из отдельных фраз и предложений, которые ну никак не складываются во что бы то ни было завершенное. Отдельно в концерте не спеть арию Фальстафа или трио Мэг, Алисы и Нанетты - как самостоятельных номеров их просто нет. Хотя опера наполнена чудесными мелодическими откровениями, она состоит из недопетого и недоговоренного. Как только герои подступаются к чему-то напевному, тут же на сцене или в их собственном настроении что-то происходит - и музыка куда-то соскакивает. При этом порядок в этой драматической нарезке царит просто шекспировский. Верди требует от певцов такой же подвижной игры, как у драматических актеров: меняет фактуру, темп, вокальный характер с калейдоскопической быстротой. Либретто по "Виндзорским проказницам" Шекспира написал Арриго Бойто, сам далеко не последний оперный композитор (его оперу "Мефистофель" очень любили в первой половине ХХ века). Он, конечно, учитывал, что восьмидесятилетний Верди смотрел на шекспировскую кутерьму глазами доброго волшебника, мудреца на покое. Опера намного лиричнее своего драматического прототипа, хотя в едкую английскую комедию добавлены маски комедии дель арте. Верди с улыбкой рассматривает похотливого, жадного и трусливого главного героя, сухаря Кайюса, мегероватую миссис Квикли, горьких пьяниц Бардольфа и Пистоля, склочницу Алису. Что уж говорить о лирической паре - невинных Нанетте и Фентоне, которые всю оперу тянутся друг к другу через головы этих дядь и теть. Но Серебренников, судя по всему, ставит не только Верди, для него интересен еще и Шекспир, так что без "глобусовских" штучек не обойдется.
25 января 2006

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация