Борьба за знамя. Советское искусство между Троцким и Сталиным (1926-1936)

О событии

Екатерина Деготь открыла потрясающий советский модернизм, запрятанный между соцреализмом и авангардом. Но как со всем этим жить - непонятно.

Куратор Деготь сделала проект действительно новаторский. Актуальный и радикальный, но при этом строго академически обоснованный. В результате в истории русского искусства теперь все будет по-новому.

Раньше было просто — расцветал прекрасный русский авангард, а потом пришел мерзкий Сталин со своим лживым соцреализмом и все порушил. Екатерина Деготь погрузилась в историю и обнаружила эпизод, который все решили забыть. Тому была серьезная причина — характеры у действовавших в нем персонажей были отвратительные и крикливые. И все потому, что они на полном серьезе строили социализм. Именно за это, слишком серьезное отношение к делу мировой революции, Сталин их и вычеркнул из истории. Даже работы тех, кто нашел в себе силы, отбросив амбиции, «перестроиться», были надолго заперты в запасниках музеев.

Потом, во времена либеральных послаблений и большой фиги в кармане, об этом куске истории предпочитали не вспоминать. Реконструировать и развивать светлую утопию русского авангарда — это казалось правильным и актуальным. И было невозможно поверить, что существовали прекрасные художники, которые серьезно строили великое коммунистическое искусство: наглядное, пропагандистское и очень левое. Изображали новый, социалистический быт, пионеров и пограничников, боролись с буржуазной сволочью, клеймили кулаков и уклонистов, прославляли донбасских откатчиц и работников калошного цеха. Ничего не чурались — делали агитационные установки для массовых шествий, расписывали клуб НКВД, рисовали карикатуры для массовых журналов. Получалось искусство вспученное, экспрессивное, патетическое и дискомфортное.

Суть концепции Екатерины Деготь очень радикальна — предельная политическая ангажированность искусства этого краткого периода между 1928 и 1932 годами все жизнестроительные утопии русского авангарда воплотила в реальном пространстве и времени. Именно так и выглядел настоящий «советский модернизм». Под такое определение попадают и авангардистские классики вроде Эль Лисицкого, Павла Филонова, Казимира Малевича и Александра Родченко, и их стилистические оппоненты, например, тщательный реалист Исаак Бродский или роскошный сезаннист Петр Кончаловский. Но старая гвардия, как оказалось, просто была захвачена тем пафосом, который источала молодежь. И теперь истинные герои «советского модернизма», такие как Борис Голополосов, Георгий Рублев и многие другие, займут свое место в Истории. Восхитительное было время. Но возвращаться туда как-то совсем не хочется — лучше любоваться всем этим великолепием на расстоянии.