Эрвин Вурм "Держи голову в холоде"

О событии

Вариант прошлогодней венской выставки "Художник, который проглотил земной шар" модного австрийца, концептуалиста и перформансиста.

Художник проглотил земной шар, но нам бояться нечего. Трепетать должны тираны и обыватели. Первые — по той причине, что Эрвин Вурм, концептуалист и перформансист, в серии «Как стать политически корректным» наглядно изобразил различные способы хранения и проноса потенциально взрывчатых веществ непосредственно в носильных вещах.

Грамотные зрители, само собой понимают, что тираны здесь не при делах. Во всем виноваты дурацкие аэропортные законы, по которым у тебя могут отобрать на входе в самолет кусочек восхитительно вонючего французского сыра по причине его жидкости.

Обывателям, которые только и мечтают о шикарных тачках, тоже достается — для них Эрвин Вурм изготовил «Жирную машину» — «Порше», страдающую крайней стадией ожирения. Потом построил — почти в натуральную величину — «Толстый дом», который, похоже, питался одними лишь гамбургерами и кока-колой. Но серьезные проблемы существуют не только у лиц, страдающих избыточным весом.

Для выставки в венском музее Людвига Вурм затащил на крышу музея буколический деревенский домик, перевернутый крышей вниз. И тут же внятно и доступно пояснил, что если у кого еще и оставались надежды скрыться под сенью струй, то теперь настала пора раз и навсегда эти глупые мечтания оставить. Относительно грузовой малолитражки, припаркованной так, что задняя часть забралась на стену ближайшего дома, и так все понятно — мало в наших родных мегаполисах места не только для человеков, но для родных наших машинок.

Все у Вурма «как в жизни». Только гораздо лучше и красивее, потому что выделаны все эти монументальные штуковины на редкость хорошо и качественно. Так, будто над ними трудится целый штат креативных дизайнеров. И тут ничего удивительного — по образованию Вурм — профессиональный скульптор. Европейские товарищи полагают, что он занимает позиции на передовой линии борьбы против общества потребления. Но мы, дикие доселе скифы, можем сделать другой вывод: чтобы приступить к критике, нужно глубоко освоить языки этого самого общества. Научиться делать все красиво, ясно и престижно. И только потом прибавить юморку — для аттракциона. Но тоже — в меру, без экстремизма, чтобы отметили, заметили и правильно отреагировали. Разумный и ответственный художник так и говорит: «Нельзя быть смертельно серьезным. Но когда начинаешь шутить, то все думают, что ты не можешь быть серьезным».

Такой вот серьезности, как в «Сиюминутных скульптурах», нам сильно не хватает. Чтобы не загромождала пространство, как крупная пластика отечественных мастеров, а существовала в гуманной форме коротких видео, где изящная любительница искусства долго взбирается на неприлично торчащую из стены деревянную палку, а потом минуту на ней балансирует. Время теперь в цене. Уорхол давал целых пятнадцать минут славы. А нам теперь хватит и одноминутки чистого кайфа — пойти повеселиться над монументальными шутками венского критического реалиста.