Берлинский филармонический оркестр

О событии

До Москвы после многолетнего перерыва добрался легендарный Берлинский филармонический оркестр.

В кругах музыкантов много лет продолжается спор: какой из симфонических оркестров мира достоин называться первым — Венский филармонический или Берлинский. У обоих шансов поровну — и тот, и другой являются оплотом национальной культуры, могут похвастать вековой биографией и лучшими дирижерами. Разница заключается в том, что в Вене в какой-то момент упразднили должность главного дирижера, в то время как в Берлинской филармонии этот пост по-прежнему является самым высоким.

В Берлине главные дирижеры меняются примерно с тем же интервалом, что в Риме папы, каждый раз это становится событием мирового масштаба, и даже сама технология смены власти схожа с церковной. После смерти Вильгельма Фуртвенглера на его пост был приглашен Герберт фон Караян, после кончины Караяна место за пультом занял Клаудио Аббадо. Последний раз, правда, произошел небольшой сбой — Аббадо и оркестр решили, что пришло время расставания, и около месяца музыкальная общественность, затаив дыхание, ждала, кого же выберет комитет старейшин оркестра. Выбор пал на безмерно талантливого англичанина Саймона Рэттла, который и приедет с оркестром в Москву.

В одном интервью Рэттл метко определил разницу между Венской и Берлинской филармонией: «В Вене звук образца 1872 года, в то время как в Берлине — образца 2001-го». Венцы, судя по всему, обиделись — во всяком случае, в афише венских филармоников имя Рэттла с тех пор почти не появляется. Хотя обижаться, собственно, не на что — в городе Моцарта действительно стараются во всем следовать традициям прошлого, а в Берлине создают будущее.

Если звук Wiener Philharmoniker с его певучими струнными и чуть гнусавыми духовыми (сказывается пристрастие к инструментам старых моделей) опознается безошибочно с одной минуты, то Берлинский филармонический может звучать так, что записи, сделанные с интервалом в несколько месяцев с разными дирижерами, покажутся сыгранными разными оркестрами. Этим музыканты Берлинской филармонии отвечают главному требованию времени — быть универсальными. Идеально подстроиться под манеру каждого дирижера, мгновенно переключиться с Моцарта на Брукнера, а с Брукнера — на какой-нибудь мудреный опус конца ХХ века могут далеко не все. Поэтому в оркестре работают только самые лучшие музыканты, которые вполне могли бы себе позволить сольную карьеру. К слову, конкурс на вакантное место в Берлинскую филармонию — это тоже зрелище: в один момент здесь можно увидеть лучших музыкантов из всех без исключения ведущих оркестров Европы, от Баварского радио до амстердамского Concertgebouw. Работа в Берлинской филармонии — тот высший предел, по достижении которого мечтать уже просто неприлично.

В Москву оркестр прибывает во всеоружии, чтобы уложить местную публику на лопатки. Сначала Саймон Рэттл, настоящий адепт музыки ХХ столетия, продирижирует Симфонию в трех движениях Стравинского — сочинение, требующее идеальной координации всех оркестровых групп и отточенности каждого штриха. Затем настанет черед Скрипичного концерта Бруха, который исполнит российский скрипач Вадим Репин, чье имя здесь в особом представлении не нуждается. Все второе отделение отдано классике — Седьмой симфонии Бетховена, которую все вызубрили по записям… Берлинского филармонического оркестра — сначала с Вильгельмом Фуртвенглером, затем с Гербертом фон Караяном и позже с Клаудио Аббадо. Теперь настал черед Седьмой симфонии образца 2008 года в прочтении Саймона Рэттла.