Бьорн Мельхус "Видеоинсталляции"

О событии

В галерее GMG показывают американские телепрограммы, тщательно препарированные немецким мастером.

Просторные залы галереи GMG будут слегка напоминать лечебницу для душевнобольных. Сам-то художник наверняка уверен, что представляет немецкий взгляд на американскую телевизионную культуру — именно ее продукцию он использует и имеет в виду в своих работах. Но прилежному российскому телезрителю тут тоже многое покажется до боли знакомым.

Поначалу на грустные размышления наводит уже то, что сам художник выступает персонажем почти во всех своих работах — лицо его выглядывает чуть ли не из всех инсталляций одновременно. Хотя к критике нашей телереальности Бьорн Мельхус не подбирался, проще всего разобраться в его историях будет тем, кто забыл своевременно выключить телевизор.

Этим зрителям хохмы и пародии на ток-шоу ясны без перевода, а посещение самой выставки просто показано по медицинским соображениям. Существующим же в пространстве, свободном от ящиков с навязчивыми незнакомцами, будет сложнее. Не сразу можно понять, почему множащиеся близнецы ведут беседы с таким напором и что за бред несут парни в ярких одежках, разматывающие бесконечную вереницу интимных отношений и идиотских происшествий в инсталляции «The Oral Thing».

Правда, превзойти отечественное телевидение по уровню бреда Мельхусу удалось лишь в классе ток-шоу. Там, где в дело вмешиваются стихии, как в новой работе «Deadly Storms», Мельхус, кажется, следует непосредственно российским ноу-хау — до которых, видимо, дошел все же собственным умом. Три идентичных персонажа, предупреждающие нас о надвигающейся стихии, до боли напоминают предвыборные передачи родных каналов, которые вынуждены сохранять напряжение в эфире и загадочные выражения лиц в ситуации, когда младенцу известно, чем этот фарс закончится.

Вот и у Мельхуса говорящие головы-тройняшки — немного по-разному, слегка переставляя смысловые акценты, несут нам вести о стихии с одинаковым напором, страстностью, не жалея собственных эмоций и нервов зрителя. Если множащиеся герои, активно и бессмысленно общающиеся со своими двойниками, кажутся немецкому художнику верхом абсурда — так это он не видел наших политологов, что бойко дискутируют сами с собой на всех каналах одновременно. Зато картинка у Мельхуса точно лучше — яркая, диковатая — тут нашим мастерам еще учиться и учиться.