Максим Ксута
Time Out

О событии

Псевдотексты молодого художника, издалека напоминающие таинственные изображения.

Есть две теории о том, как следует делать искусство. Первая настаивает, что искусство следует делать легко и просто. В согласии со второй концепцией истинное произведение есть тяжелый и кропотливый труд. Максим Ксута, очевидно, решил найти компромисс — поставил себе задачу заполнить с максимально возможной скоростью огромные листы бумаги.

Похожи они то на неряшливые пушкинские рукописи с быстрыми зарисовочками по краям, то на изысканные манускрипты древних каллиграфов. При этом чувствуется героическое старание подражать свободе и раскованности старых мастеров.

Получилось очень даже убедительно: рука молодого художника держит перо cо стальной уверенностью автоматического самописца, у которого окончательно съехала крыша. Никакому семиотику вовек не понять, какую информацию несут в себе эти чудные рисунки по краям безумных рукописей. А сами псевдотексты складываются (если отойти подальше) в какие-то изображения — в портреты, в таинственные чаши, во всадника на верблюде. И создается такое впечатление, что колоссальный труд произведен Максимом Ксутой с одной лишь целью — подтвердить теорию, гласящую, что «все есть текст».