Ирина Афанасьева: все, кто считает мюзикл «легким» жанром, ошибаются - Фото №0
Ирина Афанасьева: все, кто считает мюзикл «легким» жанром, ошибаются - Фото №1
Ирина Афанасьева: все, кто считает мюзикл «легким» жанром, ошибаются - Фото №2
Ирина Афанасьева: все, кто считает мюзикл «легким» жанром, ошибаются - Фото №3
О волшебном блеске и титаническом труде в «легком» жанре мюзикла, мы побеседовали с генеральным продюсером ставших уже легендарными постановок «Мастер и Маргарита», «Евгений Онегин» и др. 

— Существует расхожее мнение о том, что мюзикл — это «легкий жанр», коммерческое, а не высокое искусство.

— Искусство не может быть «низким» и тем более «легким»! Конечно, на сцене все должно происходить «легко и непринужденно», но за этим стоит титанический труд. Для меня не существует «высокого» или «низкого» искусства. Оперное искусство — это вокальный талант и потрясающий голос, для искусства балета необходимы пластика и  хореографические данные. Мюзикл же является сложным жанром, это синтез, где нужно петь как Нетребко, замечательно танцевать и при этом сногсшибательно выглядеть. Для его создания недостаточно одной хореографии или вокала, нужна драматическая основа, современная техническая база и грамотный пост-продакшн.

А все, кто считает мюзикл «легким» жанром, сильно ошибаются. Например, по статистике 9 из 10 поставленных мюзиклов провальные. Вот такой вот «легкий» жанр!

— Получается, что в жанре мюзикл существует большой процент халтуры?

— Ошибочно считать провальные мюзиклы халтурой. В России, да и во всем мире то, что называете «халтурой», это проекты, которые не выдержали конкуренции. Даже на Бродвее 4 из 5 мюзиклов не принимаются публикой. Цена этих провалов колоссальная — вложенные душа и деньги, тяжелейший труд артистов, художников. Казалось бы, успех таким технически современным мюзиклам как «Пола Негри» и «Ромео и Джульетта» с великолепными костюмами, декорациями, музыкой, хореографией обеспечен, а они не были приняты зрителем. Но можно ли эти постановки назвать «халтурой»?

Зачастую разница заключена в развитии культуры и ментальности людей.  Русский зритель жаждет сопереживания, страдания души, а вот американцы приходят на мюзикл, чтобы посмеяться от души

Как ни парадоксально во многом развитие театрального искусства тормозит само государство, которое лишает театры здоровой конкуренции. Современная отечественная дотационная политика в корне отличается от бродвейской, где на смену «провальным» спектаклям сразу приходят другие и чаще успешные постановки. В нашем жанре нет рецепта успеха, есть мерило успеха — это зритель.

Я обращаюсь к правительству — уберите дотации, перераспределите бюджет на клиники и школы! И совсем скоро зритель увидит много новых и хороших премьер.

— А правда, что развитие современных технологий определяет развитие мюзикла?

—Существуют законы жанра, которые его и определяют. Несомненно, такие нерушимые правила как красочность, яркость, технологичность, новаторство — это законы жанра мюзикл. Безусловно, без инновационных техничных декораций, 3D-технологий, без современного света и звука мюзикл существовать не будет. Хотя порой самые проникновенные сцены, например, в «Мастере и Маргарите», когда Иван Ожогин, один в луче света восемь минут держит зал, затаивший дыхание, строятся без единого спецэффекта.

— Как вы считаете, существует «русский стиль» в мюзикле?

— Отличия существуют: все, что русскому хорошо, то американцу смерть, и наоборот! Например, такой прекрасный мюзикл как Spring Awakening, который вдохновил нас на создание «Оскар и Розовая дама», к сожалению, невозможен к постановке в России, поскольку он подпадает под закон о «пропаганде и распространении». Сейчас нам поступило предложение от китайской компании о постановке мюзикла «Онегин» на китайском языке, а вот от «Мастера и Маргариты» наши коллеги из Поднебесной отказались, найдя в этом мюзикле намек на диктатуру и стокгольмский синдром.

— Как вы думаете, каким станет мюзикл в ближайшее время?

— Конечно, искусство мюзикла в Америке развиваются в разы сильнее, чему способствует и колоссальный опыт, и государственная поддержка, которая преподносит Бродвей как национальное достояние, американский бренд.

В этом жанре мы пока отстаем, но, думаю, что достаточно скоро наши мюзиклы достигнут бродвейского уровня. Наша публика уже «распробовала» этот жанр, она любит мюзиклы, так что отечественный мюзикл с его самобытностью достоин стать русским брендом.

Беседовала Мария Яковлева