Петербург
Москва
Петербург
Объяснение инсталляции от Валдимра Кустова

Объяснение инсталляции от Валдимра Кустова

Владимир Кустов, художник-некрореалист, покажет инсталляцию, посвященную кристаллизации в самом широком смысле.

Оказывается, искусственные алмазы теперь можно изготовить на заказ из останков усопших. Под воздействием этой душещипательной информации неравнодушный к некроэстетике художник решил изобразить кристаллизацию — особое состояние вещества, которое, в случае с человеческим телом, означает смерть.

О чем ваша выставка?

Это масштабная инсталляция, которая предполагает, что все пространство будет единым произведением; картина мира в контексте кристаллизации. Кристаллизация — очень развернутая метафора. Я говорю о кристаллизации вообще — планеты Земля, сознания, отдельных понятий. Кремация, например, с помощью которой из человеческих останков производят алмазы, — всего лишь один из ее сегментиков. Но объяснить инсталляцию словами в принципе невозможно — как музыку.

Одни говорят, что вы много лет проработали в музее криминалистики, другие — что вы основали музей танатологии. А что на самом деле?

Музея криминалистики в Петербурге не существует, равно как и музея танатологии. Это все терминологические неточности, такие же как, например, если Русский музей обозвать Российским. Есть у нас Музей судебной медицины при Академии Мечникова, и при нем я в свое время с профессором Мишиным инициировал создание Центра танатологии.

Какие у этого центра задачи?

Он создавался для того, чтобы люди из различных сфер деятельности — медицины, философии, искусства — могли проводить свои мероприятия и на междисциплинарном уровне решать интересные им вопросы. Идея давняя, мы в свое время хотели реализовать ее с Андреем Демичевым, (Руководителем Ассоциации танатологов Петербурга. — Прим. Time Out), а потом она трансформировалась в Центр Танатологии, который занимается исследованиями жизни, смерти и их взаимосвязи. Там не собираются некрофилы. Ведь что такое философия? Это размышления о жизни и смерти. Что такое искусство? То же самое: два основных двигателя искусства — Эрос и Танатос — любовь и смерть. Просто некоторые всегда хотят сделать акцент — мол, ааааа, у вас Центр танатологии — значит у вас какая-то патология.

То есть сатанинские действа не проводите?

Ну нет. Хотя это, конечно, тоже интересное направление танатологии — философскорелигиозные учения.

Вы можете доступно объяснить, что есть некрореализм в современном искусстве?

Знаете, это абсолютно необъяснимое, тем более моими устами, понятие. В начале восьмидесятых это было бескорыстное веселье, потом оно немного ангажировалось, а потом начались серьезные вещи девяностых годов. Вот, к примеру, «Твин Пикс» Дэвида Линча — совершенно некрореалистская вещь. Вообще мистика, присущая его фильмам, вполне соответствует исканиям некрореализма.

А что для вас некрореализм?

А для меня это просто слово. Красивое слово. Если говорить о направлении «некрореализм» в ленинградском и петербургском искусстве, то, конечно, и я, и Евгений Юфит, также стоявший у его истоков, имеем к этому направлению отношение. А по большому счету, я занимаюсь тем же самым, чем и все остальные художники нашего города — работающие честно, а не самовыражающиеся на заказ. Вот, например, Виталий Пушницкий. Две его последние выставки — это те же самые размышления о жизни, о смерти, о любви. Просто в какой-то момент это не было названо некрореализмом. А тема, собственно, одна и та же. Кстати, моя инсталляция уже 10 лет находится в постоянной экспозиции Музея сновидений имени Зигмунда Фрейда. Получается, что некрореализм провоцируют музеи.

15 мая 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация