Петербург
Москва
Петербург
«Если в центре города ничего нельзя будет сносить и, соответственно, строить, дело совсем плохо»

«Если в центре города ничего нельзя будет сносить и, соответственно, строить, дело совсем плохо»

Семен Михайловский, ректор Академии Художеств в Петербурге, искусствовед, историк архитектуры
Город строится, но никакой концепции у этого строительства нет. Международные архитектурные конкурсы, проведенные в последние годы в Петербурге, казалось, открывали определенные перспективы. Была проведена огромная работа с участием институций первого ряда: Мариинского театра и Эрмитажа с их близостью к власти, Газпрома с их, по сути, неограниченными возможностями. Однако сейчас мы видим, что это история упущенных возможностей: гора родила мышь. Самый показательный пример неэффективной работы – это конкурс на «Охта-центр». Пригласили хороших архитекторов, инициировали дискуссию, но в результате дали премию самому вульгарному проекту шотландского бюро RMJM. Дальше стали обсуждать не достоинства и недостатки этого проекта, а какого он размера и видно ли его из окна Эрмитажа. Потом газпромовский небоскреб перенесли в другое место, но проект, насколько я знаю, остался прежним.

Со второй сценой Мариинского театра похожая история. Сначала выбрали проект Доминика Перро, заметим, на сей раз не худший в конкурсе. Хотя мне лично не нравится оболочка в виде золотого кокона. Я считаю, что Петербургу не подходит такая вот легковесная французская архитектура. И тем не менее я понимаю людей, которые защищали этот проект, – он имел право на существование. Перро отвергли. Но проект, принятый к реализации (на сей раз канадских архитекторов), не отталкивает и не привлекает, он вообще находится вне художественных категорий. Если не знаешь, то и не догадаешься, что это – то ли кинотеатр, то ли торговый центр. Возможно, там будет хороший зал с отличной акустикой, что необходимо, но недостаточно.

В целом для Петербурга самый важный вопрос – каким мы хотим видеть город завтра. Есть несколько путей развития города. Первый – создавать знаковые объекты. Смысл этой концепции в том, что новые доминанты делают города более привлекательными. По этому пути шли большие города, например Париж с центром имени Помпиду и небольшие города вроде Порто или Граца. Если идти этим путем, можно пригласить к нам Рема Колхаса, и он создаст здесь такой суровый, доминирующий, острый объект, как в Пекине (CCTV). Очевидно, что этот путь предполагает серьезные инвестиции и риски, и, вставая на него, нужно это понимать.

Другой вариант – это поддерживать историческую ткань города, много и серьезно заниматься проблемами урбанистики, городского устройства, типологией зданий, гармонизацией общественных пространств, коммуникациями, многими другими вещами. К этому тоже нужно подходить основательно и концептуально. Например, архитектор Леон Крие много размышлял о классической архитектуре, он мог бы предложить нам какую-то отличную от модернистской концепцию развития городского пространства. Без современных знаковых зданий, которые многим кажутся неуместными в Петербурге. Возможны, наверное, еще какие-то варианты развития событий с участием талантливых российских архитекторов.

Однако сейчас я не знаю в Петербурге людей, которые могли бы ответить на вопрос, что мы хотим создавать, каким мы видим город завтрашнего дня. Пока нет никакой созидательной программы, мы не сделаем ничего стоящего, все наши потуги будут бесплодными. Недавно кинорежиссер Сокуров предложил придать центру города статус «достопримечательного места». Чтобы здесь ничего нельзя было сносить и, соответственно, ничего нельзя было строить. Если подобное радикальное предложение всерьез стоит в повестке дня, то дело совсем плохо. Так можно дойти до того, чтобы запретить движение автотранспорта в пятимиллионном мегаполисе.
17 октября 2012
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация