Выставка самого советского грузинского классика
О выставке самого советского грузинского классика в Третьяковской галерее Фаине Балаховской рассказывают ее инициаторы — Тамаз и Ивета Манашеровы
Вы делали в Третьяковской галерее выставку довольно радикального нонконформиста Рабина. А теперь нежный, салонный Гудиашвили. Почему?

Т. М.: Знаете, мы собираем и искусство начала века, и художников-шестидесятников и, как люди ответственные, хотим показать то, что коллекционируем. А когда мы пришли с этой идеей, сотрудники музея сразу сказали: отлично, делаем. Последняя персональная выставка Гудиашвили в России была в 1958-м.
И. М.: Наша коллекция начиналась с Гудиашвили, 15 лет назад.
Т. М.: Мы родились, выросли, прожили половину жизни в Тбилиси.
И. М.: У нас есть работы Пиросмани, Какабадзе, а рядом с ними — Кончаловского, Машкова, Штеренберга, Фалька…
Он ведь настоящей звездой был в советской Грузии и вроде даже работы под конец жизни не имел права продавать — они считались национальным достоянием…

Т. М.: Да, после Пиросмани — самый знаменитый грузинский художник. И по значению, и по ценности художественной. Правда, больше известны его более поздние работы, которые уже в СССР делал, а нам хотелось показать парижский период, когда он совсем другие картины писал, дружил с Фужитой, Модильяни, Гончаровой, Ларионовым, Маяковским. О нем писали самые знаменитые французские критики.
И. М.: Мы сделали огромную книгу, я даже не могу назвать ее каталогом, с публикациями, переводами, научными статьями.

Вы, кажется, все про Гудиашвили знаете?

И. М.: И про всех художников, работы которых у нас есть. У нас одна из лучших библиотек по искусству в Москве…

То есть искусством занимаетесь профессионально?

И. М.: Я даже пошла учиться на искусствоведческое отделение университета. Тема диплома — грузинская эмиграция.
А вы думали когда-нибудь, что дальше с вашей коллекцией будет?

Т. М.: Наши главные шедевры — дети, трое. Они пусть и думают.

Рабин, теперь Гудиашвили… Вам нравятся художники-легенды?

Т. М.: Наверное. Но легенды создают почитатели, а мы собираем все же не из-за историй, а потому, что любим живопись. Хотя в искусстве важны эмоция, дух, энергетика, а если человек не интересен… Ведь это можно понять не только при личном общении с живым художником, но и по письмам, воспоминаниям…

Некоторые коллекционеры не хотят работы на выставки посылать…

И. М.: Когда мы снимали Пиросмани для выставки в «Проуне», прямо стены раздвигались, комнаты становились больше…
Т. М.: Расставаться не хочется, но если ты обладаешь не одной работой, которая как вырванное из контекста слово, а целым сообщением, то речь идет об ответственности.

Ладо Гудиашвили «Парижские годы»
Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке, с 17 ноября


Спецпроект

Загружается, подождите ...