Рецензия на фильм «Малефисента: Владычица тьмы»

Мирская слава проходит быстро, особенно если у тебя на голове рога. Минуло всего несколько лет с того момента, как фея Малефисента своим поцелуем спасла принцессу от заклятия вечного сна — а уже никто об этом не помнит и все боятся злой колдуньи, как огня. Зато принцесса Аврора полностью счастлива: она правит болотным народцем и вот-вот выйдет замуж за своего любимого принца. Назначено даже знакомство с родителями – которое очень быстро оборачивается катастрофой. 

Первый фильм о злой колдунье из «Спящей красавицы» оказался одним из самых успешных в линейке ремейков диснеевской классики. Несмотря на все недостатки (хронические, как оказалось позже), картина выигрывала за счет смены ракурса: главной героиней стала озлобившаяся фея, которой обрезали крылья, главной темой — женская солидарность. И пусть все, кроме Малефисенты, были похожи на бледные тени, а действие то и дело провисало дырявым гамаком — кино все-таки вышло увлекательным и актуальным. Однако необходимость сиквела (если отбросить в сторону вопрос студийной прибыли) вызывала серьезные вопросы: история была вполне законченной, простенькая мораль проговорена, героини на фоне полупризрачного принца явно должны были жить долго и счастливо. Но не тут-то было: Малефисента снова оказывается злодейкой, на рогах шарф, на колу мочало, начинай сначала.  

Фактически сиквел выстроен по схеме «все то же самое, только в два раза больше». Больше сильных женщин во всем блеске бриллиантов и безумия: понять мотивацию героини Мишель Пфайффер не представляется возможным, но зато она решительная, стреляет из арбалета и носит красивые платья. Больше фей: они размножились до целого народа. Больше семейных проблем: Малефисента выясняет отношения с дочерью, жена с мужем, и все это опять с применением веретена. Больше мужских призраков: весь фильм существа в штанах если не лежат замертво, то ходят с обеспокоенными либо жизнерадостными лицами. Современная тенденция загонять один пол в шкуру другого вполне понятна, но вряд ли надо следовать ей с такой страстью – социальную справедливость перевернутыми кинотрадициями из 50-х не восстановить, а вопросы к сценаристам возникают в количестве. Наконец, больше спецэффектов, которыми, по традиции, загорожены все дыры на всех стенах. Кажется, единственными, кто в новой «Малефисенте» действительно работал не покладая рук, были художники — и жаль, что никто не решился их остановить.  

Говорить в этой связи об актерских работах не приходится, как и о режиссерских находках. Зато отдельно следует сказать об идеологии фильма. Да, она есть — и простирается от твердынь феминизма через поля экологической ответственности к безднам проблем коренных народов. Этот гремучий коктейль создатели с наслаждением взрывают в финальной битве фей с королевскими войсками — ради зрелищности и морализаторства. Но в итоге взрывается и сама картина, поскольку даже в голливудской сказке нельзя сперва показывать в ужасных подробностях уничтожение живых существ, а потом устраивать свадьбу с милыми шутками. То есть можно, конечно. Но результат будет производить такое же впечатление, как если бы весь совет директоров Disney посреди совершенно будничного заседания обратился в коз. 

Спецпроект

Загружается, подождите ...