Ария — ярко и талантливо

23 марта в ДС «Мегаспорт» состоится большая московская презентация нового альбома группы Ария «Проклятье морей». О том, чего ждать от концерта, как проходила работа над пластинкой и чем она отличается от предыдущих, нам рассказал бас-гитарист группы Виталий Дубинин.

В то время как многие музыканты говорят, что альбомами музыку уже никто не слушает, что надо переходить на интернет-синглы, как вы решились на выпуск масштабного полотна на 76 минут?

Ну да, мы слышали, что есть такое новое веяние насчет выпуска синглов, но мы — люди старорежимные и все-таки привыкли мыслить категориями альбомов. Привыкли к тому, что поставил альбом и с первой до последней песни его слушаешь! Мы знаем, что слушать будут в плеерах, выборочно, но все же решили сделать так, как нам это нравится. А то, что он такой длинный, — получилось, как получилось, не специально.

Новый альбом собрал как никогда большой урожай положительных рецензий из самых разных уголков мира: Испании, Германии, Голландии и многих других стран, с чем вы это связываете?

Это случилось благодаря тому, что нам сделали такой промоушен наши европейские партнеры. В апреле мы едем в Германию на фестиваль, который называется Keep It True (26.04.2019, LAUDA-KOENIGSHOFEN, GERMANY – прим. авт.), и организаторы попросили альбом в формате mp3. Я отослал им альбом и буквально через несколько дней пошли все эти рецензии. Мы, русские, как-то не умеем достучаться до западных читателей, слушателей, до музыкальных журналов. Хотя музыканты и не должны этим заниматься, это должны делать лейблы, те люди, которые издают музыку… Так что нам повезло, что мы отдали альбом в нужные руки и его переправили тем, кто пишет все эти рецензии.

Помимо уже упомянутого Keep It True у вас уже запланировано участие в фестивале Pyrenean Warriors Open Air V, а также несколько концертов в Германии. Может, так доживем и до приглашения на Вакен?

Конечно, хотелось бы, но я не особенно на это надеюсь, все-таки это достаточно небольшие локальные фестивали. Но мы в любом случае рады этим приглашениям, потому что всегда приятно выступать там, где ты еще не выступал. Мы недавно играли в Таллине, и хотя это наши бывшие соотечественники, было очень много публики из Германии, Польши, Швеции. И западная публика — я говорю это не в укор нашей, — но было видно, что людям это интересно, они очень живо реагировали на наше выступление. В России сейчас люди смотрят более предвзято, что ли, оценивающе, сквозь объектив гаджетов. А там был такой отрыв, как в 80-х и 90-х — это было очень приятно! Так что мы с удовольствием поедем.

А Вакен — такие разговоры были, причем не с нашей стороны, но дальше разговоров дело так и не идет. Прошли те времена, когда «Perestroyka, Russia», группа из Москвы — и тебя приглашали только потому, что ты русский! Мне кажется, на Западе уже знают, что русские умеют играть, но надо все-таки выпускать там альбомы и желательно на английском. Мы знаем, конечно, примеры фолк-метал групп или, может, пэган-метал, которые ездят и поют на русском…

Аркона, например…

Да, вот их я и имел в виду. Но у них есть западный лейбл, который их и толкает. У нас такого, к сожалению, нет, но мы сами избрали этот путь, поэтому грустить не стоит.

Сведением пластинки занимался Рой Зи, который не нуждается в представлении. Вы уже говорили, что довольны сотрудничеством с ним, а как бы вы описали, насколько в итоге отличается звук, созданный Роем, от звука, к примеру, Хиили Хиилесмаа, сводившего предыдущий альбом?

Да, они сильно отличаются по звуку и дело тут, главным образом, в подходе. Рой при сведении использовал много аналоговых приборов, стараясь уйти от использования бесконечных плагинов. Собственно, ничего плохого в них нет, можно настроить любой сэмпл, но все же при использовании цифры от начала и до конца звук в той или иной степени нивелируется. И все звучат в той или иной степени похоже друг на друга. Мне нравится, что получилось у Хиили, но все-таки звук гораздо суше, чем у Роя. У Роя звучание получилось таким, что ли, олдскульным, с использованием аналоговых компрессоров, гармонайзеров6 преампов и т.д. Мне кажется, это помогло нам остаться самими собой, не стать похожими на кого-то другого… сохранить более живое звучание.

На песню «Убить дракона» был снят клип, традиционно вызвавший самые разные мнения — от полного неприятия, до настоящего восторга. Многие тут же начали кричать «Ах, у них противогазы без фильтра!». А как вы сами оцениваете это видео?

Честно говоря, группой мы обсуждали это на стадии сценария и режиссерской разработки, когда все это было в письме, с какими-то картинками… мы обсудили, каждый сказал, что понравилось и интересно, как это получится в итоге. Наверное, что-то получилось, что-то нет, местами что-то отличается от того, как выглядело на бумаге. Есть там фильтры, нет там фильтров — нас это вообще не волновало, потому что противогаз здесь — это символ обезличенности! В целом — да, нам понравилось, а самые большие претензии у меня к самой группе, мне кажется, мы могли бы быть в кадре и поживей. Во время съемок фонограмма играла недостаточно громко, может, поэтому мы там такие… недостаточно раскрепощенные и разухабистые.

Мы знали, что снимать будет сложно, что многим результат не понравится, но нам хотелось добавить такой необычный штрих, снять клип на такую неожиданную для Арии песню. Понятно было, что это вызовет множество самых разных, противоположных мнений, но это и хорошо.

Эта композиция действительно звучит достаточно нехарактерно для Арии, да и весь альбом получился очень разноплановым. Композиторам группы стало тесновато в рамках стиля или это просто желание не забронзоветь при жизни?

На этот раз у нас не было никаких рамок, в группе четыре композитора и хотелось сделать, прежде всего, то, что получается на сегодняшний день, и при этом ни в чем себя не ограничивать. Если раньше мы делали песни так, чтобы это был стопроцентный хэви-метал, ни шагу в сторону, то сейчас мы посчитали, что можем себе позволить расширить границы. Кто-нибудь приносил песню, про которую мы еще лет десять назад сказали бы, что для Арии она не очень подходит, а сейчас — давай попробуем вот так! А в результате получается — пусть и не такой уже отродоксальный металл — все равно как-то по-арийски, мы же по-другому играть не стали, продолжаем пользоваться теми же приемами, которые освоили при игре на гитарах и сочинении песен.

В балладе «Пусть будет так», которую Михаил Житняков написал в соавторстве с вами, в средней части неожиданно звучит рифф, отсылающий едва ли не к Black Sabbath, как родилась такая идея?

Ну, это лучше было бы спросить у Миши…

Это его рифф? Я, честно говоря, был уверен, что это ваше влияние.

Нет, это его рифф. Вообще в этой песне, как ни пафосно это прозвучит, моя роль была как у скульптора — отсечь все ненужное (смеется.) Что касается мелодии и гармонии, у Миши все было сделано. По большому счету я сделал аранжировку и совсем чуть-чуть поменял гармонию, тональность, оставив как можно больше Мишиного.

В титульной вещи, принадлежащей вашему авторству, впервые за всю историю у Арии идет размер 5/4. Выйти за рамки привычного планировалось изначально или это получилось случайно?

Да в принципе какие-то переменные, не квадратные размеры у нас существовали и раньше, пусть это была не песня целиком, а какой-то кусок — в «Дезертире», «Смотри» еще где-то. А как это получилось… я не могу сказать, что была такая задача — написать песню в 5/4, это получилось как-то само. Сначала родилось то, что потом стало средней частью, а потом, когда я сочинил вступление, обнаружил, что там тоже размер необычный - 5/8. Мне очень понравилось то, что в принципе звучит это органично и совершенно не сложно и человек не посвященный может даже не понять этого, заметив, только хлопая — то на сильную долю, то, через такт, на слабую (смеется.)

Эта композиция стала еще и самой длинной песней Арии. Многочастная структура песни вместе с ее продолжительностью как бы намекают на участие симфонического оркестра. Будет ли возможность услышать такое прочтение при условии продолжения проекта «Классическая Ария»?

Я думаю, что конечно да. Если получится, а в принципе мы планируем когда-нибудь повторить «Классическую Арию», то несколько песен с этого альбома, включая и «Проклятье морей», можно будет сделать с симфоническим оркестром.

В ней-то есть, где развернуться оркестру.

Да, конечно! Можно было бы, наверное, и на альбоме записать ее с оркестром, но… только что был проект «Классическая Ария», а потом хотелось все-таки сделать запись силами самих музыкантов группы. Сделать такую аранжировку, с которой песню можно было бы играть на концерте так, чтобы она не проигрывала. А иначе на презентацию альбома пришлось бы  приглашать оркестр или песня прозвучала бы совершенно по-другому, что, по-моему, неправильно. Там конечно есть клавиши, но достаточно скупо, как всегда в наших песнях, чтобы их можно было пустить плейбэком.

А так через год-два, может, на какой-нибудь юбилей мы сыграем ее с оркестром, и получится, как раз, такое новое прочтение. На мой взгляд, так будет лучше.

При записи альбомов Арии именно вы продюсируете запись вокала. Почему только на третьем альбоме с участием Михаила Житнякова вы, наконец, позволили ему вдоволь пользоваться расщеплением, или попросту добавить хрипотцы?

Да я никогда ему ничего не запрещал (смеется.) Просто на этом альбоме у Миши, как мне кажется, в полной мере получилось использовать и расщепление и другие приемы. За все эти годы человек полностью освоился, начал ходить к педагогу, у него что-то поменялось и теперь все его приемы звучат не так, как в тот момент, когда он только пришел в группу.

На «Фениксе» было очень мало времени, где-то он зажимался, боялся. На следующем альбоме «Через все времена» он уже стал петь более свободно, а сейчас его никто уже особенно и не продюсировал. Хотя, конечно, и я, и Володя, и Сергей присутствовали на записи и говорили, что хотелось бы услышать.

В продолжение темы, когда в 2011-м году Михаил стал вокалистом группы, уровень скепсиса в интернете просто зашкаливал! Но со временем серьезный вокальный прогресс Михаила стал очевиден даже большинству скептиков. Неужели вы уже тогда увидели в нем потенциал сегодняшнего уровня?

Да, я видел, что он может петь и очень круто! Мне очень понравилось, как он спел песню «Цветок Майорана» (Margenta, проект Маргариты Пушкиной — прим. авт.), я там услышал, что у него есть потрясающие верха, что в голосе есть и кантилена, и мошь, которые надо просто раскрыть. Единственное, надо было обязательно позаниматься с педагогом, хотя бы для того, чтобы экономно расходовать голос на концертах. Так что да, я верил в Михаила с самого начала!

Совсем скоро состоится масштабная презентация нового альбома в Москве, которую вы вновь делаете с режиссером-постановщиком Юрием Соколовым. А можете ли уже сейчас немного приоткрыть секреты шоу поклонникам, сгорающим от нетерпения?

Да, Юрий Соколов делал нам такие масштабные концерты, как «Пляска ада», «Живой огонь»; первая «Эльфийскую рукопись» для Эпидемии — это тоже его работа, так что он известный человек в музыкальных кругах. Что я могу сказать — будет большой сценический продакшен с изменением конструкции сцены, с большим количеством спецэффектов, среди которых не только, например, огонь, но и много всего современного. Будет, наверное, даже смена костюмов, так что это будет, конечно, не рядовой концерт, а скорее театрализованное представление!

Вы уже решили, какие песни с пластинки прозвучат на презентации и сколько их будет?

Да, мы решили, но не хотелось бы говорить (смеется.) Но будет практически столько же песен, сколько мы играли в туре.

Ну и буквально только что вы приняли участие в съемках передачи «Вечерний Ургант», впервые за долгое время появившись на федеральном канале. Как все прошло и какие ощущения?

Да, предыдущий раз был на День космонавтики в Кремле, где мы участвовали с «Точкой невозврата».

Все прошло очень хорошо. Мы давно не были на Королева, класс работы и оборудования вырос и это видно, все делается четко и слаженно. Мы пришли — благодаря нашим техникам все было подключено — два раза прогнали песню и стали ждать своего выхода. Потом запустили зрителей, мы вышли и сыграли. Спросили, нужен ли второй дубль, нам сказали, что нет, все хорошо.  В общем, все было, как мы говорим, ярко и талантливо (смеется.)

Вячеслав Slash Куприянов

Спецпроект

Загружается, подождите ...