Москва
Москва
Петербург
10 скульптур в московских музеях, перед которыми стоит задержаться

10 скульптур в московских музеях, перед которыми стоит задержаться

Москвичи исправно и много ходят на выставки живописи, а вот на скульптуру обычно обращают меньше внимания. А зря — в наших музеях есть отличные произведения. Time Out составил гид по десяти главным работам: от бюстов князей XVIII века до «Встречи Ленина и Джакометти» 1990-х годов.

Федот Шубин. Портрет князя А. М. Голицына. 1773

Самый модный придворный скульптор XVIII века был сыном крестьянина. В Петербург он в молодости пришел с обозом трески и попал там сначала под покровительство Ломоносова, а потом, после окончания с золотой медалью Академии художеств, был замечен самой Екатериной II. Именно она заказала Шубину свой мраморный бюст, после которого у него не было отбоя от великосветских клиентов. Все хотели получить скульптурный портрет от любимца императрицы, так что работа была поставлена на поток: в 1770-х Шубин выпускал не меньше одного бюста в месяц. В его работах — не только портретное сходство, но и характер модели. Например, в образе Александра Голицына, по мнению искусствоведов, видны усталость и задумчивость князя, а через его явный скептицизм и надменность сквозят горечь и разочарование.
Третьяковская галерея в Лаврушинском

 

Марк Антокольский. Царь Иоанн Васильевич Грозный. 1875

Еще один скульптор-самородок, сын трактирщика из-под Вильно, стал известен благодаря работам на сюжеты русской истории. До того, как получить признание, Антокольский, как водится, преодолел множество преград, главными из которых были студенческая петербургская нищета и вездесущие недоброжелатели. Правда, трудные обстоятельства автора только подзадоривали, и он писал, что «если люди успевали раздражить меня, то от этого только выигрывал ход моего искусства». 

Особенно тяжело шла работа над «Иоанном Грозным», но результат оказался отличным: скульптура понравилась княгине Марии Николаевне, бывшей в то время президентом Академии художеств, а потом ее купил для Эрмитажа сам Александр II. Произведение получилось насыщенным символами: роскошный царский трон — метафора государственного величия, молитвенная книга на коленях — образ раскаяния, а монашеская ряса — знак смирения. Если рассматривать скульптуру с разных точек, видна двойственность образа царя. Справа можно увидеть глубокую усталость Ивана Грозного: его соскользнувший с кресла локоть и безвольную руку с четками. А при взгляде слева становится заметным сильное внутреннее напряжение царя. 
Третьяковская галерея в Лаврушинском

 

Читать далее

1 марта 2016,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Эрвин Олаф. Оммаж Луи Галле

Эрвин Олаф. Оммаж Луи Галле

Современный фотограф Эрвин Олаф создал серию снимков по мотивам картины бельгийского живописца Луи Галле из собрания ГМИИ. Получилась смесь fine art и рекламных постеров.

10 московских современных художников, которых нельзя не знать

10 московских современных художников, которых нельзя не знать

Широкая публика мало знает художников младше 35-ти. Меж тем они очень разные и интересные: работают одновременно с фотографией и фарфором, делают яркие граффити с афоризмами, латексные скульптуры и инсталляции, с которыми нужно взаимодействовать. Запомните эту десятку — вы о них услышите еще не раз.

Советский модернизм — феномен культуры и дизайна XX века

Советский модернизм — феномен культуры и дизайна XX века

В галерее «Эритаж» открыта выставка советского дизайна 1950–1980-х годов, то есть времен советского модернизма. Time Out выяснил, почему не стоит выкидывать оставшееся с этого времени бабушкино трюмо и другую надоевшую мебель.

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация