Москва
Москва
Петербург
«Собянинское благоустройство – это адская машина»: социолог о том, как живут спальные районы

«Собянинское благоустройство – это адская машина»: социолог о том, как живут спальные районы

Высшая школа экономики открывает сезон публичных лекций молодых ученых в Культурном центре ЗИЛ. 29 сентября социолог Петр Иванов расскажет о спальных районах Москвы.

Мы встретились с ним заранее и выяснили, к чему приведет существующая политика благоустройства, безопасно ли в Южном Бутово и почему предел мечтаний москвичей — фонтан.

В спальных районах живут безвылазно

«Жители спальных районов проводят в них огромное количество времени. Мы изучали Тропарево — чаще, чем раз в неделю, оттуда выезжают всего 40% жителей. Кажется, что в спальном районе ничего не происходит и каждое утро все уезжают в центр, но люди так не делают — они находят какие-то занятия рядом с домом».

Герб района Хорошево-Мневники

Безопасность

«При этом в своем районе люди чувствуют себя в безопасности. Например, мы со студентами РАНХиГС изучали Южное Бутово, и нам все говорили, что район очень безопасный. Почти у каждого была история про то, как его кто-то пытался ограбить или кого-то из друзей побили. “Но это единичный случай, — говорили люди, — а в остальном у нас очень спокойно”».

Герб района Печатники

Жители ничего не знают о районе

«Хотя люди много времени проводят в своих районах, они существуют в отдельных мирах. С большим трудом могут описать районную инфраструктуру. Например, моя знакомая работает в галерее “Нагорная” и жалуется, что туда никто не ходит. Я сначала думал, что, может, это галерея неинтересная — но потом сам сходил и понял: проблема не в этом, а в том, что люди либо не знают о ее существовании, либо были там один раз, галочку поставили и больше смысла туда идти не видят. У людей очень низкая осведомленность и отсутствует желание изучать район.

Даже если жители в курсе инфраструктуры, от знания до действия огромный шаг. В Котловке, например, как и в любом другом районе, есть Центр социального обеспечения, который все очень хвалят: там и массаж, и фиточаи, и бильярд — чего только нет. А если спрашивать, были ли они там, все говорят: “Ой, что-то никак не дойду”. Город — это пространство возможностей, которыми можно не воспользоваться».

Герб района Выхино-Жулебино

Любой спальный район заведомо считается неинтересным

«Житель спального района считает, что у него район обычный. А “обычный” в нашей стране — то же самое, что плохой. Монотонность визуального ряда настраивает человека так, что он и предположить не может, что здесь может быть что-то интересное или уникальное. Есть такая штука — российская фирменная гиперцентрализация: все считают, что хорошее может быть только в центре. То есть люди не знают, что у них в районе, но заведомо считают, что там все плохое.

В Котловке, например, местный депутат оборудовал полрайона wi-fi точками доступа — теперь там дети и гуляют, и сериалы вместе смотрят. Но это почему-то не считывается как благо — жители продолжают упорствовать, что район у них так себе».

Герб района Котловка

Если благоустраивать — то динозаврами

«Все это сказывается на политике благоустройства спальных районов. Если что-то разрабатывается, то непременно в центре. Либо, если что и происходит на окраинах, то совсем странное. Я общался с главой управы района Хорошево-Мневники, и он хотел, чтобы мы помогли им поговорить с жителями и благоустроить двор. Мы рассказали ему про наш опыт в Тропарево, где мы провели опрос и составили план обычного хорошего двора, который выполняет свою функцию и смотрится эстетично. Глава управы ничего не понял — начал мне рассказывать, что в каком-то районе сделали двор с рыцарями, с динозаврами и с драконом! Вот так появляется все чрезмерное, аляповатое, но зато “шикарное”, а обычного “хорошего” не бывает. И это сказывается на отношении жителей к своим районам».

Герб района Щукино

Выученная беспомощность

«Люди с низкими ожиданиями не будут удивляться тому, что среда вокруг них некачественная. Вряд ли они рассматривают возможность как-то повлиять на ситуацию. Еще все постоянно делегируют обязанности. Например, мы проводим опрос и спрашиваем человека, что бы он хотел видеть в своем дворе. На что он говорит: “Меня-то чего спрашивать, вот у нас на втором этаже есть активная бабушка, она вам все расскажет”. Это такая выученная беспомощность. Для жителей спальных районов традиционно характерен низкий уровень самоорганизации, но сейчас ситуация постепенно меняется. К сожалению, власти препятствуют образованию территориальных общественных самоуправлений. В Москве есть только одна такая организация, и она очень плохо себя чувствует — встречает жесткое сопротивление, потому что чиновники не хотят, чтобы люди самоорганизовывались: у них тогда сразу возникают какие-то вопросы, мысли.

Однако сейчас самоуправление — уже тенденция. Появились активные 30-летние, все это вошло в этикет серьезного взрослого человека. Сознательность стала включаться в сытых нулевых. Сейчас горожане видят реальную оптимизацию в создании ТСЖ — они могут платить за ЖКХ меньше, им не припишут непонятных платежей».

Герб Головинского района

Главная проблема современного городского благоустройства

«Собянинское благоустройство — это адская машина, которая каждый год переделывает дворы заново и меняет среду совершенно непредсказуемым образом. Проблема в том, что у нас горизонт планирования — год. А дальше все начинается с чистого листа. Можно благоустраивать двор каждый год заново: чиновники не допускают, что двор можно развивать. Когда мы делали двор на Анохина, 38, хотели разделить работы на два сезона. Но нет, нам сказали, что возможность есть сделать только все и сразу. А на следующий год здесь вообще, возможно, все снесут и заново все построят.

Мы пытаемся влиять на ситуацию. Мои коллеги входят в совет по общественным пространствам при мэрии и что-то пытаются предлагать, но чиновники старательно изображают тупых и делают вид, что не понимают. Их задача — деньги потратить».

Проект двора на улице Академика Анохина, 38

Двор после благоустройства. Фото: Дмитрий Федотов

«Мы начали разрабатывать проект двора в 2012-м, и реализован он был в 2013-м. В целом стало понятно, что очень сложно достучаться до людей. Хотели обойти все квартиры, а добрались до 150 человек из двух тысяч. Нас не хотели пускать — все наплевательски относятся к дверным звонкам, не хотят говорить, не интересуются. Но все же 150-ти было не все равно, а это уже очень хороший процент. Это популяционный закон — не бывает, чтобы больше 5% людей было что-то очень интересно. У людей сложно с фантазией, с пониманием того, что они хотят. Им проще объяснить, что нужно бабушкам или детям, а что им самим нужно, они не знают. Ничего, кроме наших монотонных убогих дворов, они не видели. Они не могут придумать скалодромы во дворах — потому что никогда не видели двора с детским скалодромом. Просвещение — важная задача, и очень хорошо, что многие популярные блогеры этим занимаются. А то сейчас у людей предел мечтаний — фонтан.

В целом нам удалось сформировать концепцию нормального двора. Наш проект запустил историю благоустройства. ЖСК одного из домов, например, нашли человека, который делает зеркальные панно, и установили панно на весь торец дома.

Двор после благоустройства. Фото: Дмитрий Федотов

После того, как мы проект реализовали, я в этом дворе увидел пару, которая забилась в угол, тихонечко что-то доставала из пакета, выпивала и прятала обратно. Я спросил их, как им двор, и они ответили: “Наверное, не для нас”. То есть им действительно дискомфортно стало в этом дворе пить пиво. Когда есть моральный порядок территории, пить пиво на ней не будут. Но сформировать такой порядок удалось только потому, что мы сделали уйму работы. В идеале ее должны были делать какие-то органы самоуправления или бюро муниципальных исследований — и на постоянной основе. А вышло так, что Высшая школа урбанистики задействовала многих своих сотрудников на три месяца. Это то же самое, что забивать гвозди микроскопом. Но все равно проект получился очень хорошим. Он оказался про проектирование не только самого пространства, но и смысла этого пространства.

Сделать что-то разумное у нас очень сложно. Мы реализовали этот проект скорее чудом, вопреки — и не можем сказать, что это пример хорошей интеграции в существующую систему управления».

10 сентября 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Кто и зачем реставрирует московские вывески

Кто и зачем реставрирует московские вывески

Второй месяц группа активистов реставрирует в Кривоколенном переулке вывеску 1920-х годов. Time Out узнал у организатора, реставратора и сотрудника архитектурного музея, в чем важность старых надписей, нужны ли они москвичам и почему этим не занимаются городские власти.
Перекопанная Москва: как центр отремонтировали к Дню города

Перекопанная Москва: как центр отремонтировали к Дню города

Судный день настал: Москве исполняется 868 лет, а значит, ремонтные работы, отравлявшие нам жизнь все лето, завершаются. Time Out прошелся по нескольким местам, попавшим под городские программы благоустройства, и узнал, исполнили ли городские власти свои обещания.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация