Как Москва изменилась, а мы даже не заметили

Изменения еще больше удивляют, когда вспоминаешь, что было в городе 5-10 лет назад.

Прозрачные витрины в кафе

Было (2007):

Стало (2012):

Казино в Москве окончательно запретили в 2009-м, и примерно в это же время пафосные рестораны, похожие на крепости, огражденные тяжелыми дверьми и тремя рядами секьюрити, стали исчезать из центра. Когда в 2004-м открывали «Жан-Жак», его прозрачные витрины казались в Москве чужеродными, но к 2012-му, когда появилась народная «Камчатка», демократичная простота уже прочно вошла в моду. В некоторые заведения теперь даже пускают со своим кофе — по крайней мере, официанты не косятся, если замечают на столе стаканчик из «Старбакса».

Автомобилистов приструнили

Было (2010):

Стало (2015):

Автомобилистам прописали цивилизованные правила поведения, которые они в большинстве своем согласились соблюдать. Уже в 2009-м штраф за непропуск человека на «зебре» увеличили со 100 р. до 1000 р. (два года назад он вырос до 1500 р.). После этого водители начали останавливаться перед переходами и делают это до сих пор — причем охотнее как раз те, для кого заплатить 25 долларов не проблема. А после того как в 2012-м ввели платную парковку, автовладельцы в Москве перестали занимать тротуары и — по крайней мере на нешироких улочках в центре — заключили с пешеходами окончательное перемирие.

Интернет везде

Было (2000-е):

Стало (2015):

Wi-fi есть везде или почти везде, но важнее, что в Москву пришел быстрый мобильный интернет. LTE-сети, впервые появившиеся в городе три года назад, теперь доступны с любого телефона, поэтому фейсбук, расписание кинотеатров и бесплатный чат с опаздывающим на встречу приятелем есть всегда. Люди, постоянно глядящие в экран перед собой, даже стали реже замечать друг друга.

Люди лучше выглядят

Было (Черкизовский рынок, до 2009-го):

Стало («Ламбада-маркет» на Покровском бульваре, 2014):

Белорусско-китайский ширпотреб низшего уровня ушел в прошлое вместе с одежными рынками. С тех пор как в Москву в 2003-м пришла Zara, а в самом конце 2000-х открылись первые H&M и Uniqlo, москвичи стали одеваться более-менее пристойно. С другой стороны, понемногу исчезает дешевый гламур: у девушек почти нет наращенных ногтей, а полнотелая тетка в леопардовом пальто на Тверской из обычного зрелища превратились в фриковатую редкость. Мы носим демократичную одежду, купленную в общедоступных торговых центрах, а место вьетнамского no name с «Черкизона» заняли разные по качеству вещи с дизайнерских маркетов.

По городу можно ходить

Было (Парк Горького, 2011):

Стало (Парк Горького, 2015):

По статистике приложения RunKeeper, москвичи по большей части предпочитают гулять, бегать и ездить на велосипедах в парках — от Воробьевых гор до Сокольников. После реконструкций, которые начались в 2011 году в Парке Горького и продолжились в Филях, Измайлово и на ВДНХ, там действительно приятно бывать. Еще этот, пусть несовершенный, счетчик показывает, что на центральных улицах в городе теперь огромный трафик людей. Что бы мы ни думали о неудобной плитке, по Москве стало можно ходить, и вечерние толпы на Кузнецком Мосту это подтверждают.

Вежливые люди

Было (2009):

Стало (2014):

Хамящие продавцы и официанты исчезли из Москвы давно, а теперь к ним присоединяются водители маршруток, охранники и мелированные женщины из госорганов. Отчасти это следствие общей гуманизации, отчасти — затеянной в 2000-е реформы учреждений и монополий, добавившей человечности «Сбербанку», «Ростелекому», а потом службам одного окна, которые в Москве в 2014-м преобразовали в центры «Мои документы» (на втором фото — интерьер такого центра в Щукино). Пожалуй, последний оплот былого хамства — почта, на которую обычному москвичу ходить особенно незачем. Но и этот бастион может пасть: в августе на Ленинском проспекте обещают открыть первое почтовое отделение нового типа — с вменяемым дизайном и электронной очередью.

Правильный алкоголь

Было (2000-е):

Стало (2015):

Неприятно пьяных людей вокруг по-прежнему много, но времена, когда летом в метро пиво глотала половина вагона, закончились. Москвичи стали, во-первых, меньше пить — потребление алкоголя в городе за 10 лет сократилось на четверть. Во-вторых, мы пьем лучше. С 2003 года в Москве удвоилось потребление вина, причем именно тут продают 40% всего поставляемого в Россию качественного импорта, стоящего дороже 1000 р. за бутылку. Пить вино в ресторанах тоже вошло в привычку: уже в 2006-м открылись «Простые вещи» на Пресне, а в 2007-м — массовый «Торро Гриль». Водки стали покупать меньше, магазинами крафтового пива уже никого не удивишь, а в обычных супермаркетах теперь неплохой выбор, например, сидра.

Фастфуд, который можно есть

Было (2010):

Стало (2014):

Пятилетка борьбы мэрии с киосками, к которой в 2014-м добавился экономический кризис, заставивший предпринимателей стать более изобретательными, сделали свое дело. Шалманы с курами-гриль исчезли из города почти подчистую. Шаурма еще встречается, но у нее появились серьезные конкуренты: теперь на улицах можно купить пончики, блины, а изредка и фалафель. В парках и на фестивалях стало столько уличной еды, от бургеров до крабов, что москвичи успели от нее устать. Что касается «ресторанного» фастфуда, эпоха «КФС» и «Макдоналдса» тоже прошла: даже в мегамоллах можно найти свежевыжатые соки от улыбчивых продавцов, шоколадную пиццу с маршмеллоу и приличные на вкус воки.

Дешевое такси

Было (2011):

Стало (2014):

Как бы ни ругали пришедшие в Москву пару лет назад Uber и Gett, они сделали свое дело. В городе, наконец, появилось дешевое такси. Тысяча рублей из Замоскворечья в Сокольники? Таких цен больше нет. Теперь эта поездка стоит 200-300 р., как раньше у нелегального бомбилы на полуразрушенной «шестерке» — только вместо него приезжает дружелюбный водитель на приличном авто. Привычка заказывать машину за полчаса тоже ушла: такси приходит через пять минут. Люди стали исчезать с вечеринок вовремя, без нетрезвых объятий и долгого прощания.

Животные из приютов

Было (2000-е):

Стало (2015):

Благодаря сначала стерилизации, а начиная с 2008 года — безвозвратному отлову число бродячих собак в городе за 7 лет сократилось в 15 раз. А в области котиков произошла своего рода революция: московские квартиры заполонили беспородные метисы, найденные на улице и взятые из приютов. И хотя безумных кошатниц с профессионально нечесаными волосами еще хватает, появились цивилизованные формы обожания дворовых животных. Например, котокафе на Цветном бульваре (на фото), в котором в приятной обстановке рассказывают, как ухаживать за котом, а при вашей благонадежности могут отдать одного из имеющихся.

Спорт стал удовольствием

Было (Бассейн «Лужники», 2011):

Стало (Аквакомплекс «Лужники», 2015):

Самокаты, кажется, скоро заменят москвичам ходьбу, бег теперь вменяется в обязанность, как раньше брак, а парки превратились в одну большую площадку для фитнеса. В пинг-понг играют даже в музее «Гараж», а йогой занимаются везде, включая крышу дома Наркомфина. За пять лет число регулярно занимающихся спортом в городе выросло в полтора раза — до 3,2 млн человек. В этом увлечении чувствуется привкус госзаказа (а именно принятой в 2011-м московской программы развития спорта на 2012-2016 годы), но модные спортклубы и современные бассейны на месте запущенных советских возникают не только по разнарядке.

Приятные лица

Было (2003):

Стало (2015):

Москвичи по-прежнему мало улыбаются: по подсчетам портала Selfiecity, на селфи мы это делаем реже, чем жители Берлина и Нью-Йорка, и точно не идем ни в какое сравнение с мировыми лидерами по улыбкам — Сан-Паулу и Бангкоком. Но, бесспорно, жители города становятся все более дружелюбными и открытыми. Видимо, это началось, когда повзрослело веселое европеизированное поколение, родившееся в 90-е: оно все больше задает тон в городе. По данным социологов, 71% москвичей уже сейчас регулярно помогают незнакомым людям, миллион человек так или иначе участвуют в волонтерстве, а 80% — небывалая перемена — не мечтают подсыпать стрихнин соседям по дому, а дружат с ними.