Джон Хэмм: «Сегодня ты на обложке – а завтра никто»
5 апреля начнется показ последних 7 серий «Безумцев». Джон Хэмм, игравший главного героя Дона Дрейпера семь сезонов на протяжении восьми лет, объясняет Time Out, почему он не одобряет шума вокруг своего персонажа и не просыпается по утрам от мысли, чем же ему заняться после окончания сериала, который сделал его звездой.

Наверняка если вы встретите в баре Джона Хэмма (вдруг, всякое бывает), первым делом захотите угостить его коктейлем Old Fashioned. Он к такому панибратству давно привык, хотя все же находит его странным («Вряд ли ведь незнакомые люди предлагают Брайану Крэнстону амфетамины»). Если он вежливо откажется, не настаивайте – Джон Хэмм совсем не похож на своего героя Дона Дрейпера.

Можно сообразить, почему отождествление с Дрейпером раздражает Хэмма. В жизни он полная противоположность – открытый, легкий, веселый и простой, в нем нет ничего таинственного или рокового. В перерывах между съемками в «Безумцах» Хэмм снялся в спортивной драме «Рука на миллион», где сыграл бейсбольного агента, который запускает в Индии телеконкурс, чтобы найти очередную звезду.

Чем вам понравилась история в «Руке на миллион»?

Тем, что она случилась на самом деле. И еще понравился мой герой, он гораздо симпатичнее и человечнее Дона Дрэйпера. Мне, конечно, не хочется ругать персонажа, который привел меня к успеху, но приятно было для разнообразия поработать над другим характером.

В фильме есть хорошая мысль, что ты сам можешь выбирать семью: ваш герой становится почти отцом для двух индийских мальчиков. Вы же не раз говорили, что не хотите детей.

Да, мы с Джен (актриса и сценаристка Дженнифер Уэстфелд, давняя партнерша Хэмма – прим. Time Out) живем вместе уже очень давно, и наше представление о семье, возможно, отличается от общепринятого. Но это не делает наш союз менее важным для нас.

И вы никогда не хотели детей?

Нет. Если бы они родились незапланированно – это одно дело. Но мне уже столько лет, что сложно думать о детях как в молодости. У многих наших друзей есть дети, которым сейчас по 8-10 лет, мы видели, через что они прошли, и не хотим того же.

Вы уже отсняли последнюю серию «Безумцев». Дон Дрейпер в финале прыгнет с небоскреба, как показано в титрах перед каждой серией?

Смотрите, узнаете.

Неужели вы можете так долго хранить секреты?

Могу, конечно. Я так давно это делаю, что это как будто стало второй натурой. Сложно сочинять ложные идиотские финалы, когда меня в очередной раз спрашивают: «А чем все закончится?» Да чем угодно. Например, тем, что Дон в конце седьмого сезона займется контрабандой игуан на Багамы, и прочие глупости. Но если серьезно — надеюсь, преданные поклонники сериала останутся довольны финалом. Меня, например, он тронул. Сцены со мной снимали последними, и когда прозвучало: «Снято!», я почувствовал, как с меня спадает ответственность за шоу, над которым работали столько талантливых людей. Все, это позади. И грусть, конечно, испытал. Все-таки восемь лет моей жизни.

Боитесь заглядывать в будущее?

Конечно, я думаю, чем заняться дальше, иногда до паранойи: захотят ли зрители видеть меня в другом качестве, как другого персонажа? Правда, это не та мысль, с которой я просыпаюсь по утрам. Как и все, я просыпаюсь с мыслью: «Что на завтрак?» Но бывают моменты, когда я думаю: неужели это был мой единственный шанс?

Тони Сопрано, Дон Дрейпер, Уолтер Уайт… Почему нам так нравятся аморальные герои с сомнительными принципами?

Хороший вопрос. Мне всегда казалось странным, когда зрители восхищаются такими типами. Наверное, это все та же давняя тяга к плохим парням.

Особенно сильно их худшие черты проявляются в отношениях с женщинами.

Да, казалось бы, все эти женщины знают всю подноготную Дрейпера. Почему они продолжают им восхищаться? Ничего хорошего у тебя с ним не выйдет, дорогая, так зачем лезть на рожон?

Вы в этом смысле совсем не похожи на Дона. Каково это – когда вас путают с вашим героем?

Иногда очень раздражает. Я всего лишь выполняю свою работу. Я актер. Это все.

Вопрос, который меня попросил задать коллега. Вы пили настоящий виски на съемках?

Конечно, нет! Мы пили воду с пищевым красителем. Было бы невозможно работать, глуша виски так, как это делают в «Безумцах».

Вы как-то сказали, что Дон Дрейпер иногда напоминает вам вашего отца. Чем именно?

Мой отец во многом трагическая фигура. В молодости он был довольно успешным бизнесменом, но потом дела пошли хуже, он пытался заняться чем-то другим, но уже без достижений молодости. Его с Дрейпером сближает общая грусть, когда человек понимает, что лучшее уже позади, и все, что его ждет в жизни, это скатывание с горы, на которую он взбирался, и что он больше никогда не окажется на вершине и новую тоже не возьмет. Каждый мужчина с амбициями после сорокалетия осознает, что становится менее нужным миру, в котором все больше молодых и энергичных. Его время уходит, чем бы он ни занимался. Он должен осознавать, что его подпирает молодежь, и быть готовым к этой неизбежности. Я абсолютно это осознаю и готов.

Мне кажется, все не так плохо. Вы довольно поздно добились успеха – вас утвердили на главную роль в «Безумцах», когда вам было уже 36 лет. Как вы справлялись с постоянными отказами в молодости?

Это очень больно бьет по самолюбию. Но ты обязан отрастить толстую кожу, потому что в этом бизнесе получаешь отказы с утра до вечера. Если принимаешь их близко к сердцу, ты выбрал не ту профессию. Актерские пробы – это жуткий частокол из психологических унижений, через который проходят все.

Вы готовы были пойти на все, чтобы добиться нынешнего положения?

Нет, я никогда не был амбициозным. Мы все знаем таких людей, особенно в шоу-бизнесе, и стараемся их избегать. Я, конечно, не назову вам фамилий, потому что потом огребу неприятностей. Но я никогда не был тщеславным и жадным до славы. Есть люди, у которых эта игра получается лучше, чем у других. Есть такие, которые прекрасно умеют маскировать эту жажду успеха. Но карьерный голод в глазах всегда казался мне отталкивающим. Конечно, всем нужны деньги, но я никогда не ощущал потребности…

… непременно быть на обложке GQ или возглавлять списки самых сексуальных актеров?

Да, для меня это не жизненно важно. Я недавно проходил мимо журнального киоска в Сохо, увидел обложку GQ и вдруг сообразил: «Да это же я!» Такой приятный сюрприз. Но я могу без этого прожить, тем более что знаю: сегодня ты на обложке – а завтра никто.

Спецпроект

Загружается, подождите ...