Интервью: Бен Барнс
Актер, сыгравший русского в «Больше Бена», хорошо изучил национальный характер.
Сложно было научиться русскому акценту?

Ну, я за свою недолгую карьеру поднаторел во всяких акцентах — мне приходилось играть американцев, испанцев… еще кого-то. А русский акцент я учил у Андрея Чадова — мы с ним жили вместе во время съемок. У него феноменальное произношение, я вообще почти не понимал, что он говорит. Так что я купил русско-английский разговорник и просто повторял фразы оттуда. Русский характер я тоже изучал на Андрее и на восточных европейцах, которые были в съемочной группе.

И какой он, русский характер?

Хитрый. И стоический.

Не тревожно было работать с таким напарником, зная, что у него на уме?

Что у него на уме? Выпивка! (Смеется.) Ну, вначале я немного параноил, но это же вызов. Я его принял. Попробовал стать русским и для начала решил понять это особое русское чувство юмора.

Особое чувство юмора?

Ну да. Например, вечером после съемок Андрей подходит и говорит: «Не хочешь ли чашечку чая?» И пока я что-то мычу, он заканчивает: «Да ладно, шучу! У меня только одна бутылка пива».

Скажите, вы книжку-то читали?

Читал в очень плохом переводе. Но все равно очень интересно — ведь хочется узнать, как иностранцы видят город, в котором я прожил 26 лет.

А вы заметили, что кино по духу все-таки отличается от книги — эти ребята писали о себе как о героях, а в кино они оказались полными придурками, как будто решили отомстить русским?

Да, есть немного. Но все-таки мне кажется, что нам удалось соблюсти такой дипломатический баланс. Придурки-то они придурки, но с гордостью и принципами. Во всяком случае, мой Sobakka. И кроме того, в Лондоне этот парень много чего узнал о себе и искупил эту свою местечковую заносчивость. И в этом, я думаю, все-таки есть элемент героизма.

А можно ли сейчас так же выжить в Лондоне?

Нет, все изменилось. Например, через два года после описанных в книжке событий в Англии ввели кредитки с пин-кодами, так что грубое мошенничество с карточками стало уже невозможным. К тому же жизнь в Лондоне дико подорожала. Люди, конечно, все равно едут — видимо, тут среда более дружелюбная и комфортная, чем те места, откуда они удирают.