Москва
Москва
Петербург
Интервью: Екатерина Деготь

Интервью: Екатерина Деготь

Куратор выставки «Борьба за знамя» предлагает пересмотреть историю.
Вы ведь занимались современным искусством, с чем связан интерес к 1930-м?

Мне кажется, что это искусство гораздо более оригинально, чем то, что происходит сейчас. В последние годы — и не только у нас — современное искусство представляет собой полную капитуляцию перед миром медиа и капитала.

Но ведь история советского искусства кажется довольно ясной?

Это устойчивое представление неверно, во всяком случае, для меня. Сейчас существует такая мода на советский салон — хотелось, чтобы подобных работ на выставке не было, разве только в полемическом смысле. А все кажется известным лишь потому, что наше восприятие формальное и товарное: мы считываем только внешние формы, а не стратегии. Я обратилась к периоду, который никогда, во всяком случае, на моей памяти, отдельно не показывался. У нас любят нэп — такую мелкобуржуазную красивую живопись (картины — вроде и советские и французские одновременно — очень востребованы на рынке и необычайно ценятся музеями) и какой-то перверсивной любовью масштабное искусство сталинского стиля. А я хочу показать не правое, а левое искусство — то, что делали в годы культурной революции между нэпом и большим террором. Тогда многие художники не занимались живописью, а работали в кино, делали агитационно-массовое искусство.


Еще интервью:
Интервью: М. Найт Шьямалан
Интервью: Coldplay
Интервью: Морихиро Ивата
Интервью: Вячеслав Гришечкин
То есть значительных картин, шедевров стиля на выставке не будет?

Это смотря с какой точки зрения. Обычно наши критерии шедевра чисто рыночные, буржуазные. Я же понимаю под шедевром не завершенную форму, а работы, где есть развитие, движение. Я буду показывать восстановленный фриз Лисицкого для выставки «Пресса», будет преобладать то, что мы называем живописью — эскизы монументальных росписей, вещи, которые участвовали в агитационно-массовых мероприятиях, фотографии, плакатов будет не очень много, потому что лучшие известны.

Вы будете показывать в основном неизвестные вещи, малоизвестные имена?

Конечно, неизвестные или забытые — как, например, картина Исаака Бродского «Выступление Ленина на Путиловском заводе» из Исторического музея. Много работ Голополосова, неожиданные вещи Рублева, связанные с антифашистской темой, из частных собраний, мало кому известный Шестопалов. Но будут и работы Дейнеки, Бродского, которые считаются известными советскими мастерами.


Еще интервью:
Интервью: М. Найт Шьямалан
Интервью: Coldplay
Интервью: Морихиро Ивата
Интервью: Вячеслав Гришечкин
Вам кажется, что история советского искусства начинает наконец срастаться?

Я не считаю, что наша задача — создать цельную историю советского искусства, но надо ее пересмотреть, убрать не заслуживающие внимания имена и вставить другие. По непонятной инерции какие-то не слишком важные персонажи присутствуют и в области реализма, и в модернизме. Очень мешает рынок — понятно, что там находятся вещи, которые не попали в музеи, то, что делали для себя: натурщицы, натюрморты. Сейчас эти ошметки чудовищным образом замутняют картину советского искусства, размывают представления.

Это поколение принято считать несчастным, попавшим под каток истории — революция, войны, репрессии…

Многие художники действительно исчезли неизвестно куда, многие были расстреляны. Часто их биографии в каталоге заканчиваются неизвестно чем. В годы культурной революции было очень много хороших художников, а в 1934 году как отрезало: они или растворились в общей массе, или делись неизвестно куда.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация