Интервью: Жанна Буллок
Жанна Буллок о своих кураторах, протеже и художественных коллекциях.
Член попечительского совета музея Гуггенхайм и попечительского совета аукционного дома Philips de Pury, президент компании RIGROUP, вместе с Мультимедийным комплексом актуальных искусств (так теперь называется Московский дом фотографии) открыла залы на «Винзаводе». Первая выставка посвящена творчеству суперзвезды Барбары Крюгер.


Вы поддержали несколько выставок за рубежом — молодых российских художников в рамках ярмарки «Арт Майами», выставку Бойса у Пеги Гуггенхайм. Почему решили сменить ориентацию с внешней на внутреннюю?

Думаю, что это закономерное движение. Наша девелоперская компания работает на двух континентах, и для нас важно строить мост, связующий две различные культуры. Мы привозим выставки наших художников в Америку и американцев, которые нам интересны, — в Москву. У нас был хороший опыт такого межконтинентального обмена, когда мы в прошлом году привезли в Москву фильмы Мэтью Барни.

Вы сотрудничали с несколькими кураторами. Почему решили работать с Московским домом фотографии и его директором Ольгой Свибловой?

Я работала с двумя нашими молодыми кураторами — они делали выставку в Майами, и иностранным — Джулией Сильвестр. Это был очень неудачный опыт, можно сказать — плачевный. А Ольга Свиблова — лучшее, что могло случиться с отечественным искусством, генератор идей. Она раскручивает русских художников и привозит замечательные выставки, сделала с нуля музей. Это человек номер один в русском современном искусстве, гений, герой своего времени, безусловный лидер.

Сами собираете?

У нас неплохая корпоративная коллекция — она создана на основе моего собственного опыта, видения, вкуса. Это очень разноплановая коллекция, она включает и русских художников и художников из бывших советских республик, есть и китайцы, и индусы, и американцы… Наша компания выставляет искусство в публичных пространствах: просим художников сделать специальные работы или инсталлируем существующие. Обмен своими вкусами или видением в искусстве — это невероятный опыт.

А дома что-нибудь висит?

А дома очень много работ моих детей, которые учились в художественной школе.

А вам самой что больше нравится?

Мне нравятся интересные талантливые неожиданные вещи, которые заставляют остановиться, задуматься. Важен момент артистизма и неожиданности.

Вы начали с женской выставки — это было принципиально или просто так получилось?

Знаете, это жизненное кредо. Я считаю, что женщины должны поддерживать женщин, только тогда наш голос будет услышан. Это не обязательно феминистки, просто женщины, которые заслуживают внимания, или выставки, которые никто, кроме нас, возможно, не сделает — все-таки к женщинам-художницам часто такое специфическое отношение.

А молодого художника Илью Трушевского, у которого выставка в еще одном зале открывается, тоже вы выбрали?

Концепция двух залов возникла у нас одновременно с Ольгой: один серьезный зал, где будут показаны известные имена, и еще один — «инкубатор», чтобы дать возможность молодому художнику сделать первую сольную выставку. И тут я отдаю Ольге пальму первенства — конечно, я могу опротестовать, если не понравится, но пока этого не случилось. Выставка Барбары Крюгер на Винзаводе