Москва
Москва
Петербург
Мечты о женщинах красивых и так себе

Мечты о женщинах красивых и так себе

В центре повествования - молодой ирландский интеллектуал Белаква, который перемещается между Германией, Францией и Дублином конца 20-х годов, а главное - разрывается между тремя возлюбленными по имени Смеральдина-Рима, Сира-Куза и Альба, каждая из которых в целом олицетворяет одно из начал - плотское, художественное и интеллектуальное.
К этой книге как нельзя лучше подходит латинское изречение Habent sua fata libelli. Во-первых, потому, что в ней полно латинских (а также итальянских, немецких, французских, испанских) словес, а во-вторых, книга имеет свою судьбу — весьма необычную. Этот небольшой роман 1932 года — дебют в большой прозе 26-летнего филолога, только что отказавшегося от академической карьеры в дублинском Тринити-колледже и начавшего вести жизнь европейского "свободного художника". Он уже выпустил немало больших литературоведческих эссе, переводов, статей, а также два сборника стихов и коротких рассказов, в которых явно чувствовалось влияние его старшего друга и наставника Джеймса Джойса. Однако роман был категорически отвергнут всеми издательствами, и молодой автор положил его в стол, наказав опубликовать "когда-нибудь, после моей смерти". Это и было сделано в 1993 году, через четыре года после смерти лауреата Нобелевской премии, создателя театра абсурда, корифея модернизма. Сейчас он воспринимается в первую очередь как уникальный автопортрет будущего автора "В ожидании Годо".

В центре повествования — молодой ирландский интеллектуал Белаква, который перемещается между Германией, Францией и Дублином конца 20-х годов, а главное — разрывается между тремя возлюбленными по имени Смеральдина-Рима, Сира-Куза и Альба, каждая из которых в целом олицетворяет одно из начал — плотское, художественное и интеллектуальное. Несмотря на крайнюю размытость деталей и общую смутность повествования, балансирующего на грани сна и яви, включающего в себя куски потоков сознания разных героев и туго нашпигованного литературными аллюзиями на пяти языках, все персонажи книги поддаются идентификации. В частности, под именем Сира-Кузы явно выведена Лючия Джойс, полусумасшедшая дочка писателя. Что же касается имени героя, то оно позаимствовано из "Божественной комедии" и принадлежит флорентийскому знакомцу Данте, мастеру по изготовлению лютневых грифов, который настолько ленив, что отказывается подниматься вверх по горе чистилища, то есть в рай. "Конечно, от него несет Джойсом, несмотря на все мои искренние попытки наделить его собственными запахами", — отзывался впоследствии сам автор о своем дебютном романе. Когда-то это воспринималось как явный недостаток. Но сейчас стало несомненным достоинством.

14 сентября 2006,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация