Москва
Москва
Петербург

Тактика практика. Интервью с Эдуардом Бояковым

На этой неделе покажут первые спектакли в театре «Практика». Придумавший его продюсер и экс-директор фестиваля «Золотая Маска» Эдуард Бояков обещает, что новый проект изменит театральную карту Москвы.

Во дворе дома 11/13, строение 1, что в Трехпрудном переулке, идет ремонт. Из-за сварки стоит адский шум, который с трудом терпят жильцы кондоминиума. Впрочем, им не привыкать: под боком у них когда-то был первый московский клуб «О.Г.И.», до недавних пор рядом находился Театр Луны, с противоположной стороны поселился Театр.doc, а теперь вот откроется еще и «Практика» — очередной амбициозный проект продюсера Эдуарда Боякова. Есть и выгода: когда новый театр откроют, сюда можно будет ходить не только на спектакли, но и в киноклуб, художественную галерею или буфет. Хотя Бояков, придумавший премию «Золотая Маска» и фестиваль «Новая драма», говорит, что его новую затею не с чем сравнивать, отдаленно «Практика» все же кое-что напоминает. И даже не столько лондонский театр «Ройял Корт», благодаря которому современная драматургия в Европе стала раскрученным и востребованным брендом, сколько давнее питерское изобретение — культурный центр «Пушкинская, 10». Только бывший петербургский сквот населяли сплошь неформалы и неоакадемики, а в Трехпрудном будут обитать молодые драматурги и их сверстники-режиссеры. Боякову осталось выделить угол для ночного клуба, и в Москве появится центр развлечений для тех, кто носит в сумке диски Сергея Старостина и видеокассеты Томаса Винтерберга. Не обращая внимания на строительный грохот, Эдуард Бояков сидит в своем кабинете, стены которого от пола до потолка исписаны индийскими стихами и Бродским, и рассуждает о том, почему современный русский театр — это отстой.

Кто придумал название «Практика» и что оно значит?

Я придумал. А на вопрос «почему «Практика»?» я смогу ответить года через два, когда театр заживет и результат его жизнедеятельности будет как-то соотноситься с названием. Сейчас это пустой звук, модальность, которая может реализоваться или нет. Мне кажется, это такое сухое, непонтовое слово, без поэтической красивости и привязки к географии. Слово «практика» вызовет ассоциацию с теми, кто практикует восточные техники: дзен, йогу, дыхательную гимнастику. Ну и есть обычное, школьное значение слова. Чтобы понять, имеет ли человек право заниматься каким-то делом, он проходит фазу практики. Так говорят в школах, ПТУ и медицинских институтах. Практика — это то, чего нашей театральной жизни сильно не хватает. Большинство театров совсем потеряли амбиции и желание изменить мир своим творчеством. Не хватает конкретных, очень простых проектов.

А что вы выигрываете как продюсер, организовав новый театр?

Вот честно — ничего в своей жизни, с тех пор как занимаюсь театром, а теперь еще и кино, я не делал ради выгоды. Я всегда работаю «наоборот», так уж устроен: сперва нахожу проекты, которыми хотел бы заниматься, потом выбираю из них наиболее реальный. Если бы я сделал этот театр лет пять назад, московская театральная карта была бы другой. Но и сейчас еще не поздно. А так получается, что я самый молодой художественный руководитель театра в Москве, хотя катастрофически для этого дела немолод. Я хотел бы быть худруком среднего возраста. Готов публично дать слово, что десятилетие театра «Практика», процветающего и мощнейшего, буду отмечать здесь, но не в качестве худрука.
У «Практики» есть репертуарный совет, состоящий из Кирилла Серебренникова, Евгения Гришковца, братьев Пресняковых, Елены Греминой и Ивана Вырыпаева. Есть мощная команда, потому что Бояков умеет собрать нужных людей в нужном месте. Но по большому счету самый молодой московский театр — личный проект успешного театрального продюсера. И, как заявляет Бояков, он готов построить все с нуля.
Я вообще считаю, что художественный язык универсален. Всю эту байду по поводу профессионализма даже не хочется комментировать. Люди считают, что профессионализм — это хорошо, не замечая, что они употребляют это слово, когда им больше нечего сказать о фильме или спектакле. Я не буду перечислять талантливых людей, которые не имеют специального образования. Ну не учились нигде Альмодовар, Марталер и Тарантино!

Вы за любителей?

Профессионалы делают свое дело, получают зарплату и просто делают свою работу. А современный язык универсален. Согласитесь, что в фильме Ларса фон Триера гораздо больше театра, чем в спектаклях Товстоногова. Триер при этом — не театральный режиссер. Просто театром почему-то зовут то, что связано со зданием и музеем, причем плохим краеведческим, как во Владимире.

И что сделать, чтобы театр не был отстоем?

Для начала нужно честно сказать, что сейчас наш театр находится не то что в кризисе, а в одном очень неприятном месте. Наша театральная тусовка занимается тем же, что делает Россия во внешней политике, — надувает щеки, изображая из себя сверхдержаву, а ее все время опускают и делают посмешищем. Театр перестал быть актуальным видом искусства и превратился в маргинальную субкультуру, но при этом талдычит о своем величии, о том, что является последним островком духовности на рынке осквернивших все нуворишей и что вокруг вообще одни биеннале и пидарасы.

А вы разве не отведете им нишу?

Кому, пидарасам? Безусловно отведем. Кто-то из великих сказал, что если сейчас из Парижа выслать триста человек, то этот город превратится в провинцию. К культуре, с одной стороны, сейчас проще доступ. Есть интернет — тебе пришлют любую книгу из библиотеки Конгресса. Есть цифровая камера — снимай фильм. Все легко. А при этом есть триста человек элиты, которые делают культуру занятием кастовым. Список этих людей нам известен — вот спросите у них, существует ли театр. Заранее исключите из них тех, кто театром занимается.

Нет, не существует.

Ну и все. Вот ответ на вопрос, какое место занимает театр. Его нет. Театр не участвует в жизни. Если люди чего-то хотят, устали от телевизора и не могут смотреть Егора Кончаловского и «Мужской сезон», снятый людьми с Лубянки, они читают книги и смотрят хорошие фильмы. Вот смотрите, что у меня в сумке: «Дорогая Венди», диск с концертом Патти Смит, альбом Сергея Старостина. Я думаю, что у многих людей это лежит на полках.

Теперь вы должны сказать, что построите театр для этих людей.

Конечно, у меня есть амбиции. А если ты не хочешь сделать лучше Станиславского, Брехта и Мольера вместе взятых, ты не имеешь права заниматься этим проектом. А мой проект — это три вещи. Первое — команда. Театр — это не банк, куда человек приходит, проклиная все, а потом возвращается домой, на свою территорию. Я надеюсь, что люди, которых я позвал сюда как в дом, в какой-то момент произнесут слова «мой театр» в обычном разговоре на кухне. Второе — социальная ангажированность. Третье — современный язык. Все устали от монополии одной-единственной актерской школы. Мои трагические ощущения последнего времени — это кастинг на наш с Пашей Руминовым фильм. Миф заключался в том, что в русском театре много проблем, но есть очень крутые актеры. Где они? Покажите. Где хоть одна актриса, которая заявила о себе в последние пять лет? Вот Джим Керри, который крутился волчком и паясничал в «Маске», делает потрясающие вещи в «Вечном сиянии чистого разума„. А у нас нет театра, нет актера, нет личности, и появиться они могут не в результате встречи с пьесой или режиссером, а только в определенном месте. Наша миссия — поиск новых имен. Я надеюсь, что Вырыпаев и Пресняковы приведут за собой людей, фамилий которых мы еще не знаем.


ИЗ ЧЕГО БУДЕТ СОСТОЯТЬ „ПРАКТИКА“

ТЕАТР
Открытие „Практики“ будет состоять из непрерывной череды фрагментов спектаклей, читок пьес и перформансов.Продлится целые сутки. В репертуаре театра Боякова заявлены драма Михаила Угарова „Потрясенная Татьяна“, „Кислород“ Ивана Вырыпаева. Кирилл Серебренников покажет Bed Bad Stories по пьесе братьев Пресняковых, а сами екатеринбургские драматурги будут ставить пьесу „Паб“. Первый спектакль театра поставлен самим Бояковым по пьесе Николетты Есиненку “Папа, я непременно должна сказать тебе что-то…„. Это монолог рассерженной молдавской девушки, который исполнит актриса Елена Морозова — лицо российской новой драмы и одна из лучших молодых московских актрис.

Елена Морозова:
Раньше я не могла понять, почему людям интересны современные пьесы. Все ведь уже сказано — греками, Шекспиром, Мольером и Пушкиным. Есть гениальные тексты — бери и ставь, чего выпендриваться? Но тогда я была зациклена на театре и жила в отрыве от мира. Я не знала о взрыве в переходе на Пушкинской, потому что не включала телевизор. Почему мы уверены, что сейчас не может родиться Шекспир или Пушкин? Почему не верим в молодое поколение? Мы же таким образом не верим в себя. Мы готовы принять себя как некую социальную единицу. “Я маркетолог, значит, могу сходить в ночной клуб и могу сходить в Театр сатиры„. Но почему ты не можешь иного? И откуда ты знаешь, кто ты? Кто тебе это сказал? В детстве ты не знал, кем будешь, и говорил, что будешь одним, а потом передумывал и говорил другое. Новая драма для меня — то место, где каждый человек может встряхнуться. Благодаря этой молдавской пьесе я вылезла из своей скорлупы, попала на встречную полосу. И увидела, что есть люди, которых по-настоящему волнует, в каком мире они живут. Распад Советского Союза я пережила, с одной стороны, достаточно легко, а с другой — трудно, потому что у меня был переходный возраст, я ушла из дома и жила по подвалам. А эта девчонка, Николетта Есиненку, пишет о том времени так, как будто оно ей переломало кости.

КИНО
Павел Руминов приехал в Москву из Владивостока, снял несколько рекламных роликов и два короткометражных фильма, один из которых — Deadline- попал в этом году на Роттердамский фестиваль.Бояков увидел фильмы Руминова и предложил ему работу лектора и режиссера. Продюсерский дебют Боякова в кино будет называться „Мертвые дочери“, и снимет этот фильм ужасов Павел Руминов. В киноклубе при „Практике“ Руминов будет читать “Субъективную историю мирового кино„ — с демонстрацией эпизодов из любимых фильмов всех времен и народов и с сопровождающими картинку комментариями. Киноклуб начнет работу показом фильма Ларисы Шепитько „Ты и я“.

Павел Руминов:
Вот кто-то занимается хомячками, а у обывателей есть только ложные представления о хомячках. Мне кажется, что ложные представления о хомячках каким-то образом сказываются на ложности представлений о жизни. О кино тоже много ложных представлений и, пока Бог дает энергию, я хочу задавать очень простые вопросы и отвечать на них. Хочу заставить публику переживать те ощущения, которые давал мне в девственные годы видеосалон. Для меня фильм был всегда не побегом от реальности, а дорогой к ней. Отмудохали Роки, а он встал и пошел — и я думал: „Как же так?“ Фильм содержит простое послание и дает ответы, которые мы ищем у подруги или еще где-то. 90 процентов людей большую часть своей жизни являются роботами — это не я придумал. А искусство пока может, борется с этим. Хотя и способствует тоже. Ни одному человеку из тех, кто не просто выполняет работу, чтобы поддержать существование, а манифестирует себя через эту работу, дополнительное знание не повредит. Мне мешает, что аналогичных знаний нет у тех, кто меня окружает. Потому что тогда бы мы снимали кино быстрей, экономили деньги и добивались бы лучшего результата.

ИСКУССТВО
Художественная галерея при театре „Практика“ пока существует только втеории: ею начали заниматься совсем недавно. “Это не будут просто выставки вфойе»,- определяет главную идею худрук Бояков, и кураторы новой галереи кивают головами вунисон. Кураторская группа «Практики», собранная при участии видеохудожника и арт-менеджера Ксении Перетрухиной, очень молода. Андрей Парщиков, Лида Петрова, Василина Аллахвердиева и Татьяна Волкова успешно занимаются современным искусством вотделе новейших течений Третьяковки ивгалереях М’АРСиXL. Если учесть, что среди потенциальных партнеров идрузей арт-проекта при «Практике» называют галеристок Ольгу Лопухову и Айдан Салахову, то становится ясно: вскоре у него появится внятная художественная политика. Пространство галереи, разработанное художником Юрием Хариковым, трансформируется в вернисажную выставку или оснащенный плазменными экранами зал для демонстрации видеоарта. Кураторы, как ивсе привлеченные Бояковым к проекту люди, настойчиво твердят об открытии имен иобещают манифест нового искусства.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация