Хоум-пати
В двух шагах от Пушкинской площади открылся My Home — небольшой и недешевый клуб «для своих», придуманный владельцами Nooning Bar.
Новый проект Владимира Старка и Ильи Таранто, в отличие от Nooning Bar, оказался ближе к клубной сфере, чем к ресторанной. Разместили его в «зарестораненной» арке на Страстном, как раз между Tokyo Table и «Последней каплей», и снабдили небрежной граффити-вывеской. Но этот внешний демократизм обманчив. Владельцы подчеркивают как принадлежность клуба к luxury-сегменту, так и его закрытость — вход тут исключительно по клубным картам и спискам. Никаких предисловий, предбанников и заковыристых коридоров. В клуб (точнее, в один из его залов, а еще точнее — комнат) попадаешь сразу, даже не успев спуститься по лестнице с фундаментальными белыми перилами. Почти половину пространства занимает барная стойка с обитыми войлоком пятачками по бокам — это места для go-go. Сверху нависает понтоватая хрустальная люстра. В соседнем зале, пардон, комнате — диджейский пульт и пара столиков с диванчиками. Чуть дальше — таинственно-затемненный коридор через который можно попасть еще в несколько комнат поменьше. Все практически одинаковые: мягкие диваны по периметру, стол в середине и плазменный экран на стене. Во всех комнатах — мягкий шоколадный полумрак, ретрообои с крупным рисунком и горящие свечи (как вариант — свечеподобные лампочки в люстрах). По другую сторону коридора — туалеты с матовыми стеклянными дверьми. Здесь будьте осторожнее: сквозь двери отлично просматриваются ваш силуэт, цвет одежды и почти все действия.

В первых двух залах звучит вокальный хаус-сет, щедро пересыпанный хитами второй половины 90-х: Ultra Nate, Nightcrawlers, Phats & Small. (В дальних комнатах музыкальный фон меняется на воздушный лаунж.) «Девяностников» обязательно пробьет на скупую ностальгическую слезу или мечтательную улыбку. А публика здесь именно такая — закаленные клабберы в районе тридцати наподобие тех, что в прошлом году осваивали танцпол бывшего «Джусто». Привычной публики luxury-клубов — олигархов, селебритис, декольтированных охотниц за кошельками — не видно. Самый подходящий местный мужской дресс-код — джинсы, кардиган и кеды. Женский — джинсы, кардиган и высокие каблуки. А вот цены, в отличие от демократичного PartiZen, все-таки напоминают о luxury: мохито — от 490 до 560 р. (шесть вариаций с разными плодово-ягодными примесями), дайкири — 450 р., пина колада — 560 р., «Лонг-Айленд айс ти» — 650 р. Стоит на секунду притормозить у стойки, как ко мне тут же подскакивает бармен и предлагает сотворить что-нибудь эдакое. Не вопрос! Получаю на руки полумистический фиолетовый коктейль из шампанского и водки с огурцом и фиалковым сиропом (530 р.) и пытаюсь перейти в другой конец зала. Приходится маневрировать — все-таки здесь тесновато, особенно когда клуб набивается кардиганистыми тусовщиками до отказа. Во время маневров часть коктейля благополучно проливается на мое новое платье. Боевое крещение состоялось! Сделать клуб премьер-класса хотят многие, но не все зависит только от желания владельцев. Здесь есть комфортные места для небольших веселых компаний, мечтающих отделиться от общей толпы, высокие цены, хороший локейшн и неплохой звук. Но разве для того, чтобы стать таким местом, нужно только это? Мы знаем много примеров того, что отличная тусовка собиралась в помещениях с кирпичными стенами. Кстати, одного и правда здесь не хватает — полноценного танцпола. Большого зала, где могли бы собраться сразу все компании, если им вдруг, наоборот, захочется общего клубного единения. А ведь такая комната есть почти в каждом доме.