Щелкунчик во сне и наяву

О событии

На видеовечерах в Театральном музее показывают иностранные балеты на русскую музыку "Щелкунчиков" Ноймайера, Бежара и Боурна.

В Москве «Щелкунчиков» немало — и в Большом, и в Музыкальном театре, и у Касаткиной с Василевым, и даже в Детском музыкальном. Но все эти спектакли — заслуженные и не очень — схожи в одном: они смирно идут по канве сказки, в той или иной степени припоминая либретто старинного, не сохранившегося в веках спектакля Льва Иванова и Мариуса Петипа. Но на свете есть и другие «Щелкунчики» — те, в которых под музыку Чайковского рассказываются порой совсем не сказочные истории. Их записи покажут на вечере в Театральном музее.

Вот хулиганский, сентиментальный, раскрашенный в ядовитые диснеевские цвета «Щелкунчик» Мэтью Боурна, представленный английской балетной компанией Adventures in Motion Pictures. Никакого бюргерского дома — наоборот, сиротский приют, где дети спят вповалку на кроватях. В этом балете — история побега: сначала в страну своих фантазий, а затем — решительно — в открытую форточку (нет-нет, никакого суицида, здесь — счастливая история). А под ту музыку, которой обычно озвучивается сражение Щелкунчика с мышами, дети здесь дерутся с воспитателями.

Рядом — спектакль Мориса Бежара: 80-летний мэтр использовал классическую партитуру для воспоминаний о своем детстве: «Щелкунчик» стал историей о матери хореографа и о том, как неведомая сила утащила ребенка в балет. О том же и гамбургский спектакль Джона Ноймайера: Конфитюренбург — это на самом деле балетный класс; двенадцатилетняя героиня получает в подарок пуанты и отправляется в Мариинский театр легендарных времен. Права на исполнение фрагмента из этого балета под названием «Павлова и Чекетти» Ноймайер подарил Ульяне Лопаткиной, когда та еще училась в школе. Пленку, где будущая прима-балерина Мариинки изображает Анну Павлову (а местный педагог Вадим Десницкий — знаменитого учителя Энрико Чекетти), и покажут в Театральном музее.

Будут и совсем редкие записи: австралийский «Щелкунчик» Грэма Мерфи (он сочинил историю о судьбе русской балерины-эмигрантки: характерные танцы у него становятся хроникой мелькающих стран), «Щелкунчики» в Датском королевском балете и в English National Ballet. Кусочки многих версий соединены в музыкальном порядке, то есть сначала в Рождество собираются австралийские гости (за окном зеленая лужайка, дети бегают с мячиком), затем вырастает елка у Джорджа Баланчина в New York City Ballet. Единственное, чего не будет на вечере, так это хрестоматийных русских постановок. Предполагается, что все их знают и так.