Двойная жизнь - Фото №0
Двойная жизнь - Фото №1
Двойная жизнь - Фото №2
Двойная жизнь - Фото №3
Двойная жизнь - Фото №4
Двойная жизнь - Фото №5
Двойная жизнь - Фото №6
Time Out
Сегодня идет в 3 кинотеатрах
17 июля, среда
Купить билет

«Двойная жизнь». Нон-фикшн

Руководитель успешного парижского издательства Ален (Гийом Кане) впервые за долгие годы отказывается печатать рукопись своего приятеля, беллетриста Леонарда (Венсан Макен). Продажи бумажных книг падают, читатели активно мигрируют в Интернет, а потому сомнения, что роман о любовных похождениях писателя будет хоть кому-то интересен, кажутся вполне оправданными. Чего Ален, равно увлеченный интрижкой с новой сотрудницей (Криста Тере) и переводом издательства на цифровые мощности, отказывается замечать, так это что в главной героине книги легко узнается его жена Селена (Жюльет Бинош).

Оливье Ассайас — самый умный из современных французских постановщиков и обладатель режиссерской награды Канн за мало кем понятого, но многим запомнившегося «Персонального покупателя» с Кристен Стюарт. Новый фильм режиссера в прошлом году участвовал в конкурсе Венецианского кинофестиваля, однако на этот раз уехал ни с чем. Вместе с тем эту, снятую по старинке на пленку и привлекающую зрителя разве что звездным составом артистов, на первый взгляд рядовую комедию из жизни парижских буржуа стоило наградить как минимум за ловкий сценарий и мастерство построения диалога.

В «Двойной жизни» Ассайас, как и в предыдущих своих фильмах, продолжает препарировать экономику отношений в XXI веке (как между людьми, так и между сословиями). В «Персональном покупателе» в фокусе режиссера был прекариат; в новой ленте — так называемый «креативный класс»: писатели, издатели, актеры. В «Двойной жизни» эти герои, словно оправдывая расхожее представление о себе, весь фильм ведут продолжительные, часто высокопарные разговоры (будьте готовы, кино состоит из них почти целиком): обсуждают романы, признаются в любви к сериалам, сетуют на положение печатной книги и библиотек в эпоху e-book, защищают литературных критиков, и мимоходом порицают политиков.

Формально такой литературный подход позволяет причислить картину и ее режиссера к представителям так называемого мамблкора, с той лишь разницей, что герои здесь не слоняются по городу без работы, а предпочитают встречаться за чашкой эспрессо или обедом в местном бистро. Подобным «разговорным кино», чаще всего не идущим дальше мелкой сатиры, в Америке в свое время прославились Грета Гервиг, Джо Сванберг, Ноа Баумбак и братья Дюпласс. К счастью, Ассайасу, в отличие от большинства из них, удается за самозабвенными рассуждениями о личных неудачах и вечно изменчивом мире не только по-чеховски точно передать характеры своих героев, но и нарисовать портрет поколения, застрявшего где-то между прошлым и будущим и в то же время напрочь отсутствующего в столь желанном настоящем.

В этом смысле «Двойная жизнь», как и все лучшие работы режиссера, парадоксальным образом говорит об иррациональной природе и принципиальной непознаваемости жизни гораздо больше, чем, например, о будущем книгоиздания. Решающим становится тот фактор, что режиссер смотрит на своих героев и их трагикомические перипетии с нескрываемой иронией, даром что сам является представителем этой самой либерально-интеллигентной прослойки. Возможно, потому что отлично понимает: как бы все эти писатели, актеры и издатели ни стремились сочинить собственную историю и подчинить существование выдуманным теориям, цифрам и логике, реальная жизнь — тот самый «нон-фикшн» из англоязычного названия фильма — неизбежно расставит все по своим местам.

Спецпроект

Загружается, подождите ...