Робин Гуд: Начало - Фото №0
Робин Гуд: Начало - Фото №1
Робин Гуд: Начало - Фото №2
Робин Гуд: Начало - Фото №3
Робин Гуд: Начало - Фото №4
Робин Гуд: Начало - Фото №5
Time Out

«Робин Гуд. Начало». Сказки Шервудского леса

Поместный дворянин из Локсли юн и влюблен: чернявая Мэриан залезла  в его конюшню, дабы украсть коня, но с гужевым транспортом у нее не сложилось, поэтому пришлось воровать сердце хозяина. Счастье, однако, оказалось недолгим: юноша не избежал военного призыва. Вернувшись после четырех лет войны, Робин нашел свой замок конфискованным, а девушку замужней. Хорошее еще, что из аравийских песков вернулся он не один: в Аравии Робин заступился за пленника, права которого попирали. Пленник-мавр представился Джоном, поселился в замке со своим благодетелем и стал его обучать всем тонкостям воровской науки.  

По сути, «Робин Гуд. Начало» — это кладбище благих начинаний. Взявшись за этот проект, студия Lionsgate была уверена, что у нее в загашнике есть несколько оригинальных идей, которые могли сработать, а могли и нет, но ни одну из этих задумок авторы не довели до конца, и, следовательно, благополучно похоронили. Впрочем, по поводу «оригинальности» — разговор особый. Не секрет, что в мировом кинематографе шервудских разбойников столько, что из них можно было бы составить армию: первый из них появился еще в 1912-м. Поэтому устраивать новую телепортацию в Шервуд, не имея веских на то оснований или необычной концепции — это либо несусветная глупость, либо самоубийство. У режиссера Отто Батхерста («Черное зеркало», «Острые козырьки») и нанявшей его студии никаких революционных взглядов на историю Робина не было. А вот желание «пободаться» с традицией — было. И они решили, что этого вполне хватит. 

Во-первых, продюсеры сделали ставку на молодежь, поэтому главные герои Робин и Мэриан выглядят так, чтобы подросток мог их принять за себе подобных: у них современные прически, современный make-up, современная речь. Плюс во главе угла оказался, разумеется, экшен: Робин то и дело куда-то прыгает, в кого-то стреляет (эффектно зависая в воздухе в позе Человека-паука), лошади скачут, камера вертится, как сумасшедшая — в общем, все тридцать три удовольствия за ваши деньги. Беда лишь в том, что все баталии фактически дублируют одна другую и мало что добавляют к первому сражению в аравийской крепости, снятому, в общем, неплохо. 

Во-вторых, продюсеры решили откреститься от каких-либо временных рамок и перенести своих персонажей в мир фэнтези. Но и тут что-то не сложилось. В итоге фэнтезийного в «Робине» только бронированная инкассаторская телега, многозарядный стреломет да костюмы. С последними, кстати, вообще случился стилистический апокалипсис. Шериф Ноттенгема ходит в двубортном плаще из кожи, напоминая то ли одного из руководителей Третьего Рейха, то ли полковника КГБ. Робин тоже бегает в какой-то осовремененной курточке. Лорды завернуты в красные балдахоны, видимо, снятые с Санта-Клаусов, а на их головах — охотничьи шляпы с короткими перышками. С женщинами и того хуже: платья дам на балу у шерифа можно было бы приберечь для дешевого карнавала на каком-нибудь космическом корабле. И при всем при этом художникам по костюмам отчаянно не хватает фантазии: они подбирают объедки с чужих столов, кидая в кучу все, что плохо лежало, но предложить что-то оригинальное им не по силам. Если, конечно, не считать «оригинальностью» наличие стилистического бардака. 

Самое же главное продюсеры уверенно проморгали. Еще на титрах вкрадчивый закадровый голос умоляет нас забыть обо всем, что мы слышали когда-то Робин Гуде: мол, фильм предлагает нам абсолютно новую историю. Это неправда: из «новостей» в версии от Lionsgate только национальность Крошки Джона, которого превратили в мавра. Другими словами, увлекшись экшеном и омоложением героя, продюсеры и сценаристы забыли придумать для своего проекта сюжет. Более того: отнеслись формально они и к политически-социальному заряду, который неотделим от легенды шервудского разбойника. Весь социальный конфликт фильма сводится к тому, что «сытый голодного не разумеет», а «богачи пытаются сожрать бедных». Какая интересная трактовка политических интриг в конце второго десятилетия XXI века! 

Добавим ко всему этому тошнотворные мотивационные клише, вроде «Мы не чувствуем силу, пока в себя не поверим», и зубодробительные фразы типа «Их настигла жестокая рука судьбы» — и все станет совсем грустно. Кстати, в США эту «грусть» уже оценили: в свой первый уик-энд фильм собрал смешные $16 миллионов, что для блокбастера в $100 миллионов — стыд и позор. Так что, судя по всему, сероглазый мальчик по имени Робин второй раз из своего Шервудского леса выйдет теперь не скоро. 

Спецпроект

Загружается, подождите ...