Девушка, которая застряла в паутине - Фото №0
Девушка, которая застряла в паутине - Фото №1
Девушка, которая застряла в паутине - Фото №2
Девушка, которая застряла в паутине - Фото №3
Девушка, которая застряла в паутине - Фото №4
Time Out
Сегодня идет в 43 кинотеатрах
20 ноября, вторник
Купить билет

«Девушка, которая застряла в паутине». Вооружена и очень опасна

Прошлое — это что-то вроде Черной дыры. Начнешь думать о нем — и оно тебя засосет, а возможности выбраться уже не будет. Поэтому хакерша Лиз Саландер живет, не оглядываясь назад. Тем не менее, призраки детства находят строптивую барышню сами: Лисбет крадет у АНБ секретную программу, способную устроить на Земле ядерный апокалипсис, но выясняется, что в деле замешаны «Пауки» — мощная преступная группировка с весьма серьезным послужным списком. 

Роман Стига Ларссона «Мужчины, которые ненавидят женщин», превращенный нашими переводчиками в «Девушку с татуировкой дракона», экранизировался уже два раза. Первая версия принадлежит шведу Нильсу Ардену Оплеву, вторая — Дэвиду Финчеру, позвавшему на роль девушки с характером Руни Мару. Говорили о них разное, спорили много, тем не менее, американский блокбастер собрал вполне приличную кассу. Поэтому вполне логично было бы предположить, что продолжение банкета не за горами, чем более что «Девушка» Ларссона — лишь первая книга в трилогии «Миллениум». Продолжение, однако, заставило себя ждать целых семь лет. Да и оказалось немного не тем, на что рассчитывали фанаты. 

Дело в том, что «Девушка, которая застряла в паутине» снята вовсе не по роману знаменитого шведа. Он умер еще в 2004-м, однако спрос на его книги был огромен, поэтому издательство, которому принадлежали права на его романы, постучалось к журналисту Давиду Лагеркранцу и попросило его продолжить историю Лиз Саландер. Что Лагеркранц и сделал. И вот тут-то мы и натыкаемся на первый подводный камень: вместо отличного литературного первоисточника, который был в распоряжении Финчера и Оплева, режиссеру Федерико Альваресу пришлось иметь дело с рядовым криминальным триллером, наскоро придуманным и написанным…как бы так помягче… без вдохновения. 

К чести Альвареса, он сделал все возможное и невозможное, чтобы вдохнуть хоть какое-то подобие жизни в этот мертворожденный клон. Поэтому с визуальной точки зрения его «Девушка» бесподобна. Здесь есть мощь и магия скандинавского нуара, есть царство снега и сосен, средневековый замок, ну, и так далее. Единственное яркое пятно в этом царстве теней — блондинка в кроваво-красном костюме, стоящая в ночи на краю раздвижного моста. Все это стилистически очень грамотно, хотя и невероятно попсово:  Альварес и его оператор Педро Луке снимают фильм, завораживающий визуала против его воли. И все же так и тянет спросить: блондинка, а что ты делаешь в лесу на пятнадцатисантиметровых шпильках среди метровых сугробов? Удобно ли бежать тебе, девица? 

Впрочем, дело, конечно, не только в шпильках. Логических несостыковок и неувязок в фильме вагон и маленькая тележка. Матерая девушка-хакер, способная с полпинка взломать секретную базу АНБ, не может толком рассмотреть фото человека, пытавшегося ее убить — и вынуждена бежать к журналисту Микаэлю Блумквисту, дабы тот увеличил изображение, разглядел на нем паучье тату и по татуировке мерзавца нашел. Преступники, не могущие взломать секретный код, легко стреляют в ученого, этот код написавшего, но почему-то уверены, что сын программиста (которому от силы лет восемь) в состоянии программу отца открыть. Да и таблетки-противоядие, спасающие героиню от парализующего укола, как-то уж очень вовремя оказываются под рукой. Ну, и так далее. 

Кстати, есть и несостыковки с фильмом Финчера. Всех карт не раскрою, но вот вам для примера одна: в мега-хите 2011-го года Лиз Саландер говорила, что пыталась сжечь своего отца, когда ей было двенадцать, после чего тот получил 80% ожогов кожи. Героиня Клэр Фой (а у Альвареса строптивую феминистку играет именно она) сбежала из дома в десять и вряд ли возвращалась назад, чтобы поджечь кого-либо. 

Но все это, наверное, мелочи по сравнению с главной проблемой. Дело в том, что под влиянием текста Лагеркранца «Девушка» превратилась в какую-то скандинавскую бондиану, стилистически очень красивую, но поверхностную и пустую. Она полна завораживающего эстетства, иногда, правда, слишком попсового, у нее вполне сносный драйв, есть несколько эффектных погонь и не менее эффектных перестрелок. Но суть конфликта начинается с очередной вселенской угрозы, а заканчивается детскими обидками и «войной», которую блондинка в красном объявила брюнетке в черном. Такая вот оригинальность и глубина. То есть, конечно, подобное «чтиво» вполне способно скрасить вечерок не самому ворчливому зрителю. Но рассчитывать на что-то большее, к сожалению, не приходится.