Убийца 2. Против всех - Фото №0
Убийца 2. Против всех - Фото №1
Убийца 2. Против всех - Фото №2
Убийца 2. Против всех - Фото №3
Убийца 2. Против всех - Фото №4
Time Out
Сегодня идет в 4 кинотеатрах
17 июля, вторник
Купить билет

«Убийца 2. Против всех». Слезинка ребенка

В 2015 году канадский режиссер Дени Вильнев, тогда еще только автор «Пленниц» и «Пожаров», впервые попал в конкурс Каннского кинофестиваля с фильмом по сценарию телевизионного актера Тейлора Шеридана («Сыны анархии»). История в самых мрачных тонах и под леденящий музыкальный аккомпанемент рассказывала об агенте ФБР, оперативнике ЦРУ и мексиканском киллере, каждый из которых по разным причинам оказывался втянут в войну США с наркотиками.
 
«Убийца» в буквальном смысле выстрелил у критиков, более-менее окупился в прокате и даже выхлопотал его создателям три, пускай не самые главные, номинации на «Оскар». Тем не менее, его продолжение не то чтобы сильно напрашивалось. Первая часть была завершенным по смыслу высказыванием о политике, капитализме и месте человека в этом волчьем мире. Когда в финале бесправный наемник Алехандро (Бенисио дель Торо) уходил из кадра под прицелом агента Кейт Мейсер (Эмили Блант), зрителю, по сути, было уже не важно, какое прошлое хранят оба героя  и кто такие эти «сикарио» из оригинального названия. Как это часто бывает, продюсеры решили за зрителей.
 
Собственно, сикариями, то есть убийцами, в древней Иудее называли радикальных евреев, боровшихся с римскими захватчиками террористическими методами. И у Вильнева в первой части прекрасно прослежен путь одного из таких убийц — бывшего юриста Алехандро, ступившего на стезю мести после убийства семьи. В новом фильме, поставленном итальянцем Стефано Соллима по сценарию все того же Шеридана, эта смысловая нагрузка приобретает более широкий масштаб. Чаще других сикариями тут прозывают уже уличных мексиканских подростков, которые, чтобы свести концы с концами, неизбежно идут работать на местную мафию — и превращаются в убийц поневоле.
 
Во всей этой истории Соллима интересуют больше глобальные процессы: наркотрафик, терроризм и лицемерие американской внешней политики. Однако для сценариста Шеридана именно ребёнок с его переживаниями оказывается в фокусе нового эпизода. Настоящими протагонистами сюжета становятся не оперативник Мэтт Грейвер в исполнении как никогда брутального Джоша Бролина и даже не смурной Алехандро с тайной в глазах, как того требовала логика первого фильма, а дочка мексиканского мафиози Изабела и беспризорный юнец Мигель, потерявший отца и попавший в картель. Оба, как неоднократно подчеркивает автор, заложники ситуации.
 
Само собой, и сверхреалистичные перестрелки, и подставные мексиканские копы, и жгущий сердце саундтрек вместе с запредельной красоты картинкой (оператора первой части Роджера Дикинса тут заменил не менее легендарный Дариуш Вольски) вернутся. Соллима слишком крепкий ремесленник, чтобы пренебрегать уже проверенными кинематографическими средствами. Вдобавок, если вам отчаянно не хватает женского имени на афише, тут присутствует 16-летняя Изабела Монер («Трансформеры: Последний рыцарь»), которая своей естественностью в кадре убирает практически всех. Вслед за персонажем Блант из первой части, ее героиня становится сердцем и совестью этой тягучей и, в общем, безрадостной франшизы о том, как лопасти капитализма перемалывают судьбы людей. А из второго «Убийцы», как на то намекает финал, вполне готов вырасти и третий.