Rebel in the Rye - Фото №0
Rebel in the Rye - Фото №1
Rebel in the Rye - Фото №2
Rebel in the Rye - Фото №3
Rebel in the Rye - Фото №4
Rebel in the Rye - Фото №5
Time Out
Сегодня идет в 32 кинотеатрах
11 декабря, понедельник
Купить билет

«За пропастью во ржи»: фильм о романе, который запрещено экранизировать

Краткая биография писателя Джерома Сэлинджера и, возможно, последний фильм актера Кевина Спейси.

«Над пропастью во ржи» — самый знаменитый роман XX века, который никогда не будет экранизирован. Джером Сэлинджер наложил запрет на все возможные постановки романа — и, поверьте, это далеко не самый странный его поступок. Но режиссер Дэнни Стронг решил: если мы не можем рассказать историю Холдена Колфилда, мы можем рассказать историю ее автора.

Джером Сэлинджер (Николас Холт) слушает лекции о сочинительстве в Колумбийском университете. Ему двадцать, и он уверен в том, что станет настоящим писателем. Отец-колбасник считает иначе: «С чего ты взял, что тебе есть что сказать?» Но Джерому плевать: он любимый ученик своего учителя, Уита Бернетта (Кевин Спейси), редактора литературного журнала «Стори». Неряшливый, непрерывно что-то жующий, Бернетт дает Джерому пару ценных советов, главный из которых: «Пиши, даже если то, что ты напишешь, никто никогда не прочтет».

Дальнейшая жизнь Сэлинджера, одного из самого значимых писателей XX века, окажется непрерывной цепочкой разочарований. Не внешних (потому что его любили женщины, обожали критики и боготворили читатели), а внутренних. И главным его разочарованием будет его триумф. «Над пропастью во ржи» — роман-исповедь об инфантильном подростке, который не хочет мириться с несовершенством этого мира, — окажется слишком личным для Сэлинджера: он будет не готов делить своего Холдена Колфилда с окружающими. Потому что в 16-летнем Холдене легко угадывается тридцатилетний Джером, чувствовавший себя неуютно на буржуазных вечеринках, страстно желавший женской любви и боявшийся женщин, раздражавшийся от непонимания окружающих и с трудом переносивший лесть. Но именно эта исповедь по иронии судьбы стала народным достоянием: буквально каждый примерял на себя красную шапочку Колфилда, а Сэлинджер злился, ревновал, но ничего не мог с этим поделать.

Он не убил Холдена Колфилда на бумаге, но убил его в ином смысле: отказал в праве выходить на сцену и появляться на большом экране. «По моему сверхпредвзятому мнению, — писал Сэлинджер, — сыграть Колфилда невозможно в принципе. Вам не хватит просто Чувствительного, Умного, Талантливого Юного Актера в Двустороннем Пальто».

Но Голливуд нашел такого актера. Николас Холт, несомненно, Чувствительный, Умный и Талантливый, даже в Двустороннем Пальто, играет Сэлинджера ровно, без экзальтации и нервных срывов. «За пропастью во ржи» снят так, чтобы угодить всем: и наследникам писателя, и фанатам романа. Проходят чередой женщины Сэлинджера: 17-летняя Уна О'Нил, дочь драматурга Юджина О'Нила; его первая жена, привезенная из Германии в качестве военного трофея; его вторая жена, в которую он влюбился потому, что ей не нравился «Над пропастью во ржи»… Вот Сэлинджер получает очередной отказ от «Нью-Йоркера», а вот он уже пьет шампанское в окружении манхэттенской богемы («Когда вы напишете продолжение про Холдена?» — интересуется дама в мехах. — «Никогда», — слышит она в ответ). А вот Сэлинджер уже мизантроп и затворник: отгораживается от мира за высоким деревянным забором, надевает свой рабочий комбинезон и готовится писать то, что никогда не будет напечатано — как и советовал ему Бернетт пару десятилетий назад.

Из этого фильма невозможно понять, кем являлся Сэлинджер и почему он так страдал. Этот фильм, как Википедия, проходится по главным вехам биографии, не затрагивая глубин. Но, как писал сам Сэлинджер, «…даже если разлучить Холдена и его мысли насильно, оставшегося материала вполне хватит на так называемый Интересный (а может, просто Занятный) Вечер в Киношке». Если занятный вечер — именно то, что вам нужно, «За пропастью во ржи» вполне подойдет. Тем более что это, возможно, последний фильм Кевина Спейси — теперь он тоже, как Холден Колфилд, может примерить на себя красную шапку изгоя и исчезнуть из нашего поля зрения на пару лет или на целую вечность.